Жена Душакова: Было не вымогательство, а общий бизнес

Супруга арестованного за коррупцию экс-чиновника Александра Душакова написала открытое письмо, в котором заявляет, что приговор её мужу —
«грязная пощёчина» на истории тульской системы правосудия.

Бывший зампред комитета Тульской области по развитию туризма 35-летний Александр Душаков был осужден за мошенничество с использованием служебного положения, в особо крупном размере, и приговорен к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Следствие и суд установили, что Душаков, с августа 2015 года возглавляющий комитет экономразвития администрации Щёкинского района, а с декабря 2016 года занимающий должность зампреда комитета Тульской области по развитию туризма, ежемесячно получал от двух предпринимателей денежные средства в размере 100-120 тыс. рублей, под видом предназначения для нужд щёкинской администрации. За эти деньги чиновник обещал коммерсантам не препятствовать их предпринимательской деятельности. Всего он получил 1,8 млн рублей, которыми распорядился по своему усмотрению. Деньги суд постановил вернуть их владельцам.

После суда жена осуждённого чиновника Яна Душакова назвала приговор несправедливым и заявила о намерениях его обжаловать, а также, если потребуется, обращаться в международные организации.

«Потерпевшие сначала не имели единого мнения, сколько и за что у них требовал денег Душаков. Сначала это было вымогательство взятки по 100 тыс. руб. в месяц до конца 2017 года. Потом — посредничество во взятке для передачи главе администрации Щёкинского района Федосову для победы в аукционе, назначенном на конец апреля 2017 г. Но на оперативной съемке Душаков на предложение потерпевших договориться с главой администрации о выигрыше в аукционе отвечает, что тот с победой в нем не поможет никак, отказывает. Взятка не клеится, а Душаков задержан. И тогда появилось вымогательство денег на спонсорскую помощь. Потерпевшим обрабатывали метящим веществом руки и наговаривали текст, который они должны произнести на микрофон. Уже после задержания моего мужа оперативник одобрял, что потерпевший Сергеев Юрий правильно и крепко взял за руку Душакова, Сергеев жаловался, что из-за этого у него теперь все руки липкие от порошка, а второго потерпевшего Люстгартена Романа, оперативник хвалил за то, что тот все правильно произнес, „как договаривались“. Эта беседа вошла в оперативные материалы, а позже экспертами следствия была вырезана», — говорится в письме, опубликованном на сайте «Тульские PRяники».

«Само задержание произошло около 16 ч. 4 апреля. А допрашивать мужа начали только под ночь и всю ночь. Этой же ночью провели обыски дома. Под утро, перед окончанием следственных действии перед ним положили 2 документа: СИЗО или домашний арест. Рядом с документом на домашний арест лежал заранее напечатанный протокол его допроса с подробной легендой, продуманной следствием и признанием вины в том, что получил 100 тысяч руб. Напомнили про жену, маму с инвалидностью и сына. Основным инструментом давления в ту ночь была я. Я ждала нашего второго ребенка. Потом был арестован наш участок земли. После было уничтожение переписки с потерпевшими с телефона мужа, которая могла подтвердить его настоящие показания», — говорит она.

При этом Душакова не отрицает, что её муж сотрудничал с бизнесменами.

«Что Саша хотел и мог доказать? Что содержалось в экспертизах? Что не было никакого вымогательства. Что не было никаких угроз. Что не было никаких взяток. Что был общий бизнес. Что он просил, а они привозили в администрацию одеяла для ветеранов, цветы к дню учителя и пряники для выпускников, и что ничего этого он не присваивал. Что вся эта помощь оказывалась с указания главы администрации Щекинского района. А потому что посмотрите новостные ленты за 2016 год на сайте Щекино. Что за большие мешки на молниях у Олега Анатольевича Федосова в руках, стоящего рядом с ветераном? И спросите у него: откуда у него этот подарок? Я отрицаю существование и состава и события этого преступления. Нарушение запрета на участие в предпринимательской деятельности, действующего в отношении чиновников – да. Нарушение финансовой дисциплины при приеме спонсорской помощи от предпринимателей района – да. Но обман в том, что Душаков может повлиять на итоги аукционов, когда общеизвестно что это невозможно, угрозы в том, что если ему не будут переданы деньги на спонсорскую помощь Душаков разорит бизнес потерпевших — это ложь. И ложь тем более циничная, что Сергеев и Люстгартен, обидевшись на то, что перейдя в правительство муж, внесший свои личные деньги на развитие бизнеса, решил из него выйти и завел разговор о возвращении его доли, врут безнаказанно», — рассказывает Душакова.

Глава администрации Щёкинского района Олег Федосов в свою очередь на судебном заседании отрицал, что Душаков изыскивал средства на проведение мероприятий администрации.

«Спонсорская помощь администрации оказывалась только на проведение мероприятий по программе „Народный бюджет“, но они поступают на счёт финансового управления и идут на конкретный объект. Что касается представительских расходов, таких как покупки цветов и подарков на мероприятия, деньги на них были заложены в бюджете муниципального образования. Просить помощи у спонсоров на проведение мероприятий глава администрации поручений никогда не давал. И информации о подобной помощи не поступало», — пояснил он.

Бывший начальник Душакова Анатолий Панфилов, курировавший в администрации Щёкинского района вопросы управления муниципальной собственностью, развития малого бизнеса и предпринимательства, в суде сообщил, что ни Душаков, ни кто-либо из потерпевших предпринимателей к нему не обращался. По программе «Народный бюджет» Панфилов сам встречался с предпринимателями в кабинете. По словам чиновника, без соглашения администрации никакие деньги не перечислялись.