Сванидзе: Медаль медалью, а если с тобой за границей не хотят иметь дело, толку с тебя нет

Журналист, историк Николай Сванидзе считает, что попадание российских чиновников и бизнесменов в санкционный список США — по определению «медаль на грудь».

«Потому что это свидетельство лояльности. Нелояльные Кремлю люди в санкционные списки не попадут. Это свидетельство лояльности, поэтому в кратковременном режиме краткосрочном это, может быть, действительно доставит им даже некоторую приятность. Их будут хлопать по плечу, поздравлять. Жать руку. Говорить: старина, а я уж давно там. Мы только тебя тут и ждали. Это устраивает, я думаю сам Кремль. Это устраивает и президента Путина. Потому что это соответствует его стратегии национализации элит. Теперь интересы этих людей в любом случае будут связаны не с какими-то местами, где пребывают их бизнесы, их семьи, у кого они там, а с нашей необъятной родиной. Но это в краткосрочном режиме.

А в долгосрочном — трудно ожидать, что Америка добивается своих целей и часть российских высших элит, которые попадают в эти списки, они немедленно становятся в оппозицию Кремлю и Путину. Разумеется, нет. Но понимаете, тут же ситуация как с серебряными ложками. Ложки нашлись, осадок остался. И, конечно, в глубине души у этих людей, жён, у жён этих людей, у детей этих людей, останется неизбежно при любом отношении к Америке, они будут плеваться в их сторону, они будут признаваться в любви, в восхищении к российскому руководству. Но у них, конечно, останется глубокая неудовлетворенность ситуацией. Разумеется», — рассказал он в эфире радио «Эхо Москвы».

Напомним, в санкционный список США, обнародованный вчера, попал тульский губернатор Алексей Дюмин. Сотрудничество с ним теперь запрещено для американцев. Также Дюмин подпадает под общие требования о блокировке собственности, счетов и денежных средств на территории США, запрете на получение виз и въезд в США.

Сванидзе не исключает, что попавшие под санкции смогут рассчитывать на некоторого рода компенсации.

«(как пострадавшие) За свою преданность отечеству. Поэтому это им чисто в цифровом плане будет компенсировано. Может быть, даже всё может быть, если речь идёт о миллиардах, всё, может быть, не компенсируешь, но в значительной степени будет компенсировано, может быть даже и с процентами. Но это то, что касается количественных факторов. А есть качественные. Образ жизни как таковой. То есть у человека может быть здесь в Туле, ему компенсируют гораздо больше, чем у него было во Флориде. Но всё-таки Тула — не Флорида. При всей любви к городу Туле. И при огромном уважении. Тула — не Флорида.

А Флорида — не Тула. Вот и всё. Поэтому если у человека семья, предположим, условно была во Флориде, то Тула не заменит. Вот в этом смысле, конечно, это бьёт по мозгам, по сердцам. К чему это приведёт – не знаю. Я думаю, повторяю, что в краткосрочном режиме ни к чему не приведёт. Но кроме того есть ещё одно последствие. Эти люди, если говорить уже не о бизнесе, хотя бизнес тоже важно, потому что это ограничивает его возможности. В частности ограничивает возможности его развития. Что бьёт по экономике страны. И, кроме того, если речь идёт не о бизнесменах, а о чиновниках, вот там есть люди, которые занимаются внешней политикой нашей. Скажем, в ГД. В Совете Федерации. Но как реально заниматься, скажем, руководитель комитета по внешнеполитическим проблемам, как он называется не помню, но понятно. ГД или Совета Федерации. Если ты попал в список, если они с тобой не будут иметь дело. Сложно тебе заниматься теперь этим. И, так или иначе, это конечно бьёт и по карьере. Разумеется. Потому что медаль медалью, а если с тобой дело не имеют, ну какой же ты руководитель комитета по международным делам, если с тобой за границей не хотят иметь дело. Ну толку с тебя нет», — резюмировал он.

При этом журналист не уверен, что Россия сможет предложить равноценный ответ на санкции.

«Мы здесь арестуем капиталы американской элиты в Туле. Или даже не в Туле, а в Питере или даже в Москве. Нет у них здесь капиталов. Наши возможности по зеркальным ответам достаточно ограничены», — отметил Сванидзе.