Милов: Американцы купились на спекуляции наших «политологов» о том, что Дюмин — преемник

6 апреля США ввели новые санкции против 24 российских бизнесменов и чиновников. В список попал, в частности, губернатор Тульской области Алексей Дюмин.

Политолог Владимир Милов разъяснил The Insider, что представляет из себя новый список и почему при видимой солидности его фигурантов санкции не нанесут ущерба Путину.

«Из 24 российских физических лиц, включенных в список, 20 — чиновники или бизнес-функционеры, работающие на государство и особо не зависящие от внешних финансовых рынков. Собственно, чиновников здесь большинство — 14 из 24.

При этом среди них есть такие экзотические персонажи, как тульский губернатор Дюмин, которому явно плевать на санкции, и непонятно, как он вообще сюда попал (есть версия, что американцы просто купились на спекуляции наших „политологов“ о том, что Дюмин — возможный преемник Путина, хотя „выборы 18 марта“ убедительно показали нам, что Путин не собирается передавать власть никаким „преемникам“). Или Патрушев, который на бирже не обращается и в США тоже не собирается.

О символическом характере санкций против такого рода людей свидетельствует факт визита руководителей СВР и ГРУ Нарышкина и Коробова в Вашингтон в январе — визита, состоявшегося несмотря на то, что оба они давно включены в „SDN-list“. (Кстати, главы ФСБ Бортникова, который тоже наведывался в январе в Вашингтон, там нет.) Или чиновники типа Олега Говоруна, Владимира Колокольцева или Михаила Фрадкова — имена громкие, но с Западом они никак не связаны, и практических последствий их внесение в этот список никаких не несет, это такой своего рода „наполнитель“.

Что действительно имеет огромное значение — так это включение в список по-настоящему крупных и международно активных бизнесменов Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга. В дополнение к Дерипаске санкции распространены аж на 8 связанных с ним юрлиц (крупнейшие его активы), по Вексельбергу — на группу „Ренова“. Это действительно мощный удар по крупным бизнес-структурам, связанным с путинской системой власти. На практике такой шаг уничтожает международные перспективы этих бизнесменов. Вместе с тем, тут есть свое „но“. Насколько американские санкции против Дерипаски и Вексельберга реально наносят удар по Путину? Это большой вопрос.

Да, в списке есть и зять Путина Кирилл Шамалов — но он продал почти все свои акции в „Сибуре“, а самого „Сибура“ в санкционном списке нет. Да, есть Игорь Ротенберг — но ранее в „SDN-list“ уже попали все остальные Ротенберги, так что тут ничего нового. Керимов? Ему сейчас вообще не до этого.

Почему американская администрация все же решилась на какой-то более значимый шаг после длительного саботажа санкций и на фоне явного флирта с Путиным? Видимо, свое влияние оказывает расследование Роберта Мюллера — нельзя больше так явно саботировать очевидный запрос американского истеблишмента на серьезные действия против Путина. Но надо отдать администрации Трампа должное: они поступили мастерски, сделали так, что и опубликованный список выглядит солидно, и, с другой стороны, не нанесли особого ущерба Путину. Да, коммерческие последствия для „Русала“ и „Реновы“ будут — но тем быстрее их сможет купить какая-нибудь российская госкомпания. А Путин спокойно приедет в Вашингтон и будет обсуждать там раздел Сирии и мира — в то время как „Газпром“, „Роснефть“, „Новатэк“, Сбербанк и т. д. новыми санкциями непосредственно не затронуты», — прокомментировал он.