Фигурант дела о «Первом Экспрессе» обвинил в своём аресте Груздева

банк Первый экспресс Тула

Бывший председатель совета директоров банка «Первый Экспресс» Сергей Худяков, находящийся сейчас в тульском СИЗО №1, дал рукописное интервью, в котором виновником своего ареста назвал экс-губернатора Владимира Груздева.

Экс-председатель совета директоров банка Сергей Худяков, бывший председатель правления Константин Томенчук, бывший первый зампредседателя правления Сергей Федичев и экс-начальник отдела ценных бумаг Юлия Воробьёва обвиняются по ряду статей УК РФ, среди которых создание преступного общества, мошенничество, неправомерное действия при банкротстве. Представитель прокуратуры запросил для Худякова и Томенчука 18,5 лет, Федичева — к 16 лет, Воробьёвой — 15,5 лет лишения свободы. Все фигуранты не признали себя виновными, а выдвинутые следствием обвинения считают необоснованными.

«После того, как у банка „Первый Экспресс“ отозвали лицензию, мне было очевидно, что начнется уголовное преследование. Клиенты банка потеряли деньги, и кто-то должен был нести ответственность. А поскольку моя фамилия была связана с этим банком долгие годы в глазах общественности, я понимал, что являюсь одним из первых кандидатов на, так сказать, „показательную посадку“. К тому же Владимир Груздев, бывший в то время губернатором Тульской области, мне лично пообещал, что меня посадит, если я не выкуплю задолженность банка „Первый Экспресс“ перед областными фондами. Принадлежащая мне строительная компания выкупила задолженность банка перед фондом Тульской области, передала имевшиеся у нее дома и земельные участки, но, увы, этого оказалось недостаточно. К тому же и у нас в банке пропало 12 млн рублей оборотных средств.

Приказ Груздева одномоментно изъять из банка сотни миллионов рублей нанес окончательный удар по КБ „Первый Экспресс“. Но основной причиной, на мой взгляд, стала кардинально изменившаяся политика Банка России. Как мы помним, после кризиса 2008 года Европейский Союз и США пошли по пути поддержки финансовой сферы, а вместе с ней и национальных экономик, запустив так называемые „программы количественного-смягчения“. Наш Центральный Банк начал действовать в прямо противоположном направлении, ужесточив требования к кредитным организациям. Кто был прав, покажет время, хотя для меня ответ очевиден.

Я не могу комментировать действия бывшего губернатора. Но не думаю, что им в тот момент двигала какая-то личная заинтересованность или неприязнь. Мне кажется, это было просто импульсивное решение, не более того. А что касается боязни за государственные деньги, то более взвешенный подход, возможно, позволил бы без паники реализовать активы банка и погасить задолженность перед областными фондами. Но, что сделано, то сделано», — рассказал он.

Напомним, топ-менеджеров банка «Первый экспресс» обвинили в мошенничестве и обналичивании денег, выданных в кредит подконтрольным юридическим лицам. По версии следствия, руководители КБ «Первый экспресс», нуждавшиеся в кредитных средствах для ведения предпринимательской деятельности, от имени аффилированных с ними 33 организаций с апреля 2008 года по 29 октября 2013 года систематически выдавали кредиты подконтрольным им юридическим лицам. Эти кредиты никто не планировал возвращать, деньги руководители обналичивали. Предполагается, что получить им удалось 5 миллиардов рублей.

Злоупотребления управляющих своими полномочиями привели к отзыву у банка лицензии в октябре 2013 года и его банкротству. Как сообщало Агентство по страхования вкладов, в банке также обнаружились фиктивные вклады, когда учётные записи о внесении крупных сумм были сделаны без подтверждения документами бухгалтерского учета. Такие сомнительные операции были проведены по счетам 206 вкладчиков на общую сумму около 90 миллионов рублей примерно за неделю до отзыва лицензии. В банке «Первый экспресс» хранились и деньги фонда «Тульский кремль».