Щёкинский чиновник Душаков заявил о провокации и воззвал к Путину

Арестованный за мошенничество экс-чиновник Александр Душаков на обжаловании приговора заявил, что в отношении него была совершена провокация.

«В отношении меня и моей семьи совершена провокация. Все реформы, проводимые по согласованию нашего президента В. В. Путина, связаны с укреплением правого государства. Будучи здравомыслящим человеком я понимаю, что путь к справедливости долгий. Нельзя защищать закон, если самим его не соблюдать», — цитируют его «Тульские новости».

По итогам заседания суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы.

Бывший зампред комитета Тульской области по развитию туризма 35-летний Александр Душаков был признан виновным в мошенничестве с использованием служебного положения, в особо крупном размере.

Следствие и суд установили, что Душаков, с августа 2015 года возглавляющий комитет экономразвития администрации Щёкинского района, а с декабря 2016 года занимающий должность зампреда комитета Тульской области по развитию туризма, ежемесячно получал от двух предпринимателей денежные средства в размере 100-120 тыс. рублей, под видом предназначения для нужд щёкинской администрации. За эти деньги чиновник обещал коммерсантам не препятствовать их предпринимательской деятельности. Всего он получил 1,8 млн рублей, которыми распорядился по своему усмотрению.

4 апреля 2017 года при получении части денежных средств в размере 100 тыс. рублей Душаков был задержан сотрудниками УФСБ у здания облправительства.

Чиновника признали виновным по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере), ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере). Приговором суда Александру Душакову назначено наказание в виде лишения свободы на 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления на 3 года.

После вынесения приговора супруга Александра Душакова написала открытое письмо, в котором заявила, что приговор её мужу — «грязная пощёчина» на истории тульской системы правосудия.