Белковский сравнил Путина с Николаем II, а Дюмина — с Безобразовым

Политолог Станислав Белковский в эфире авторской передачи на радио «Эхо Москвы» сравнил особенности русской политики при Николае II и Владимире Путине.

«Как известно, русско-японская война, во многом породившая первую русскую революцию стояла на двух китах: инциденте в Оцу в 1891 году, когда состоялось покушение на тогда еще наследника цесаревича Николая Александровича, когда на него напал с саблей японский полицейский, после чего японские элиты, включая императора Мэйдзи, первого японского императора, взошедшего на корабль другой страны, в данном случае российский, — их извинения были настолько изобильны, настолько сладкоречивы, что Николай II заподозрил японцев в неискренности и в том, что они перед ним пресмыкаются. Поэтому, с одной стороны, как говорил Сергей Юльевич Витте, он называл их макаками, крайне недооценивая интеллектуальный и энергетический потенциал японской нации, с другой стороны, считал, что японцы никогда не осмелятся напасть на русский, и тем более одержат над ними победу.

Второй кит, на котором стояла русско-японская война, были лесозаготовочные концессии в Корее на реке Ялу, которыми заведовал очень важный человек Александр Михайлович Безобразов, сын санкт-петербургского предводителя дворянства Михаила Безобразова. Важным человеком он был потому, что в администрации, как сейчас бы сказали, императора Николая II занимал поистине ключевую должность, сравнимую по влиянию, например, с министром финансов или председателем Комитета министров Сергеем Витте. Он был начальником хозяйства, говоря в нынешних терминах, императорской охоты. Сами понимаете, с учетом той роли, которую охота играла в жизни Николая II, господин Безобразов был поистине влиятельным человеком – чем-то вроде Александра Васильевича Коржакова при раннем Борисе Николаевиче Ельцине или некоторых аналогичных фигурах при действующем президенте России Владимире Владимировиче Путине.

Скажем, не случайно же охранники Владимира Владимировича Путина становятся губернаторами, министрами. Вот Алексей Дюмин, один из его адъютантов, который, как известно, спас Владимира Владимировича Путина от медведя, стал сначала заместителем министра обороны и командующим Силами специальных операций, а потом губернатором Тульской области. А другой адъютант, сотрудник охраны, Евгений Зиничев сначала губернатором Калининградской области, затем заместителем директора ФСБ, сейчас, наконец, министром по чрезвычайным ситуациям. И даже соображения вполне внятные, которые высказывали многие кремлевские, собственно, официозные представители, что назначение остро не публичного Евгения Зиничева, человека, крайне боящегося публичности, непригодного к ней, на должность главы МЧС, которая требует предельной публичности в чрезвычайных ситуациях, есть острое противоречие, в общем, не возымело никакого влияния на президента Владимира Владимировича Путина — он назначил во главе МЧС того человека, которого хотел, невзирая на общественное мнение и представления даже близкого окружения о том, что такое хорошо и что такое плохо. Какой никакой, но все-таки публичный и номинально демократический политик.

Вот Александр Михайлович Безобразов создал большую бизнес-империю, в которую было вложено 2 миллиона рублей личных императорских средств. Причем против этого возражал не только министр финансов Витте, что очевидно, но даже такие абсолютно лояльные императору и аполитичные люди, как министр двора борон Фредерикс, который даже грозил своей отставкой, если не прекратится прямое общение императора с господином Безобразовым и прямая передача ему средств помимо каких бы то ни было формальных процедур. Фередерикс не ушел в отставку, но не прекратилось прямое общение императора с Безобразовым», — рассказал Белковский.