Патрушев: В Тульской области мигранты угрожают безопасности страны

Киргизский посёлок Ала-Тоо в деревне Клищино Заокского района

Глава Совета безопасности России, экс-начальник ФСБ Николай Патрушев на выездном заседании в Орле заявил, что в регионах Центрального федерального округа каждый у каждого четвёртого иностранного гражданина проблемы с документами.

По его словам, в ЦФО из 4 миллионов иностранцев 930 тысяч — нелегалы, которые попадали в Россию по уже выявленным 40 каналам незаконной миграции.

«Конечно, в Россию они приезжают не для того, чтобы преступать закон. Но статистика пугающая: за последние полтора года в округе зарегистрировано более 27 тысяч совершенных иностранцами преступлений. Подавляющее большинство приезжают в поисках работы. Но не все ее находят. Вот и встают на криминальный путь», — цитирует Патрушева «КП».

По данным Патрушева большая часть преступлений была зафиксирована с Воронежской, Калужской, Рязанской, Ивановской и Смоленской областях, где «сформировался теневой „бизнес“, который строится на дешевой, низкоквалифицированной рабочей силе». Патрушев отметил, что в Туле и Калуге мигрантов продолжают селить в «резиновых квартирах», а в Тульской и Орловской областях и вовсе уже обнаружены «моноэтнические сёла, где живут исключительно иностранцы».

Экс-глава ФСБ имел в виду поселение Ала-Тоо в деревне Клищино Заокского района, где граждане Киргизии начали массово скупать земельные участки. На сайте поселения есть информация о всех владельцах земли — подавляющее большинство граждане Киргизии. После того как о поселении написали СМИ, местные власти отказались регистрировать в Клищино жилые дома и отправили на пересмотр Генплан. Киргизы обратились за помощью в посольство и к президенту своей страны.

"Неконтролируемые миграционные процессы угрожает общественной безопасности. Вопрос нейтрализации угроз национальной безопасности в миграционной сфере должен постоянно находится в зоне особого внимания, — подчеркнул на заседании Патрушев.

В Заокском районе сами граждане Киргизии себя угрозой не считают.

«Тут никакого анклава нет, тут все работающие люди, мирные, порядочные. Мы просто хотим жить, работать, растить детей», — рассказывали они «Новой газете».