Митрополит Дамаскин: К нам на подворье нагрянула ФСБ и меня многогрешного увезли

Глава неканонической Российской православной церкви (РосПЦ), митрополит Дамаскин (Виктор Балабанов) рассказал о своём задержании сотрудниками тульского УФСБ.

Напомним, 62-летний митрополит был задержан 19 июля в своём доме в посёлке Караси Воловского, здесь же находится и его храм в честь Иверской иконы Божией Матери.

«Я хочу выразить свою особую сердечную признательность и молитвенную благодарность всем тем, кто откликнулся и поддержал меня и игуменью Анастасию (Гриненко) в трудную минуту, когда к нам на подворье Российской Православной Церкви нагрянула ФСБ с обыском и затем меня многогрешного посадили и увезли на машине в Тулу, где более трёх часов допрашивали в следственном отделе местного УФСБ. Около двух десятков электронных источников распространили эту информацию по всему миру. Храни вас Бог, друзья мои, на многая лета», — приводит слова Дамаскина портал Credo.ru.

Он подтвердил, что допрос происходил по запросу калининградского УФСБ, поскольку один из лидеров «БАРСа» иеромонах Николай (Мамаев), арестованный более года назад, был пострижен в монашество и рукоположен в священный сан митрополитом Дамаскиным. К тульским сотрудникам органов безопасности он претензий не предъявил.

«У меня нет никаких претензий к сотрудникам УФСБ по Тульской области. Действовали они по-человечески, предельно корректно. Насколько я могу судить, обыск и допрос был проведён тщательно и профессионально. Туляки действовали не сами по себе, а по решению суда г. Калининграда, по наводке ФСБ Калининградской области. У меня изъяли компьютер, электронные носители и кипу различных бумаг, и документов, которых за многие годы скопилось вполне предостаточно. Повторю ещё раз — у меня нет никаких претензий к сотрудникам УФСБ по Тульской области. Есть претензии к их калининградским коллегам», — рассказал Дамаскин.

Также он отметил, что сотрудников УФСБ интересовали история и положение РосПЦ, отличия от Московской патриархии.

«Близкие люди и сомолитвенники меня успокаивают. Говорят, что всё прошло и неприятности остались позади. Я так не думаю. Полагаю, что всё ещё только начинается. В нашем государстве был бы человек, а статья для него всяко найдётся. Терять свободу, даже столь относительную, откровенно, не хочется. Однако не зря же говорят — от сумы и тюрьмы не зарекайся. Я и не зарекаюсь. Молюсь и потихоньку готовлюсь», — добавил он.