Эксперт: Дюмин держится на плаву благодаря более-менее вменяемой команде и деньгам «Ростехнологий»

Доктор географических наук, директор региональной программы Независимого института социальной политики Натальей Зубаревич выступила резко против назначения губернаторами людей, не имеющих навыков и опыта.

«Я категорически против посадки губернаторами людей, у которых нет необходимых компетенций, — сотрудников ФСО, политтехнологов, молодых технократов, выросших в каком-то министерстве», — отметила она.

Ранее Зубаревич уже говорила, что губернаторы-силовики «умеют прессовать, но от этого экономика региона ещё дольше будет в стагнации».

Но в качестве исключения Зубаревич привела пример главы Тульской области Алексея Дюмина, который, по её мнению, держится за счёт сформированной команды и финансированию «Ростеха».

«Иногда, правда, им формируют более-менее вменяемую команду, как в случае с Алексеем Дюминым в Тульской области, где экономикой занимаются профессиональные экономисты и бизнес, да и деньги «Ростехнологий» никому никогда не мешали. А у других уже не получается или точно не будет получаться, потому что они не умеют управлять», — рассказала эксперт в интервью «МК».

Противоположностью она назвала бывшего коллегу Дюмина по Федеральной службе охраны, губернатора Ярославской области Дмитрия Миронова.

«В Ярославле нарастает конфликт элит. Какие-то подмосковные люди приехали вместе с губернатором и крутят своё… Нечего удивляться, если вместо развития региона накапливаются проблемы», — заметила Зубаревич.

Выдержки из интервью:

— Администрация Президента по-прежнему считает, что лучший способ управления — это направить в регион человека, проверенного в федеральных структурах. Не секрет, что для многих из назначенцев 5 лет губернаторского срока — временная работа, когда они должны продемонстрировать свою эффективность, чтобы потом продолжить карьеру на федеральном уровне. К тому же через пять лет их все равно наверняка придется менять, потому что население фигу в кармане может продемонстрировать еще раз. На мой взгляд, такой подход не просто не имеет ничего общего с федерализмом, это антифедерализм. Да, выращивать региональную элиту долго и неинтересно, а зачистки, санации и переформатирования в короткую работают, позволяют удерживать контроль над регионами. Но в длинную такие методы работать не будут, и вам вечно будут нужны новые молодые лидеры.

— Качество управления на местах не может стать лучше с людьми, многие из которых не знают специфики региона. И это ключевой момент: назначения чужих делают региональные элиты, грубо говоря, «отстоем», потому что закрывают выход наверх. А если еще «парашютист» окажется некомпетентный, не умеющий договариваться, он очень быстро входит в конфликт с группами влияния в регионе, что тоже развитию не способствует. Нужны отбор и какая-то система подготовки и обучения, а не рассадка в соответствии с договоренностями федеральных групп влияния. Беда в том, что регионы во всем этом интересном действии по факту не участвуют, они опущены до уровня полянки, на которую совершит посадку «парашют». Администрация Президента тем самым полностью вырубает лес, который своим шумом давал сигнал наверх о том, что что-то не так. Неинтересен этот сигнал, неинтересны люди, которые будут отстаивать судьбу своего региона.

— В постсоветский период еще было много чего советского, потому что сидели-то на регионах вторые секретари обкомов или председатели крайисполкомов, но в разных региональных группах появлялись вертикальные лифты. Да, было очень много кланового феодализма, но этот феодализм все-таки выталкивал наверх более конкурентоспособные фигуры. Боролись группы интересов, ситуация, когда один бабай все контролирует, была далеко не везде, и люди формировались в этой политической и экономической борьбе. У них было порой очень узкое, местечковое сознание, но они понимали, что происходит в регионе, а не бездумно выполняли бюрократические распоряжения по оптимизации бюджета или президентские указы.

— Есть две крайности — закрытые региональные элиты с полуфеодальным разделением зон влияния или чужие для региона «парашютисты», порой без необходимых навыков управления и с политикой временщика, выполняющего указания центра. Как обычно в России, федеральные власти, избавившись от одной крайности 1990-х, шарахнулись в другую. Причем коррупция существует в обоих случаях, она плохо лечится пересадками. А потушить внутриэлитные конфликты человеку со стороны, наверно, легче, но для этого нужно уметь договариваться.

— Учить людей надо. Институциональная экономика, регионалистика, основы менеджмента, политический пиар — все это полезно для человека, который собирается чем-то управлять. Весь вопрос в балансе. Можно один раз прыгнуть со скалы, когда уже научили прилично разбираться в методах управления. Если так — пусть прыгают… [То, что в любой момент сверху могут губернатора убрать], очень плохо влияет. Право убирать глав регионов центр начал активно использовать во времена раннего президента Медведева, когда проводили тотальную зачистку губернаторского корпуса, чтобы убрать тяжеловесов и полностью контролировать ситуацию, — тогда сменили 35 губернаторов. И это привело к дикому упрощению политической системы и почти тотальному контролю над ней. Сначала в межбюджетных отношениях выстроили систему жесткого контроля Минфина с помощью трансфертов (помощи), выделяемых регионам. От трансфертов почти не зависит только Москва, где своих доходов очень много, Ханты-Мансийский автономный округ, таких регионов меньше десятка. А теперь достроили и политическую часть. Хочу — посажу, хочу — уберу… Забыли базовый закон: ни в одной стране, никогда и нигде, интересы региона и интересы центра не могут совпадать полностью, поэтому оптимальное решение для развития — это компромисс, поиск баланса. Без этого либо центр сапогом свое продавливает, либо бароны региональные рвут куски у слабого центра, соревнуясь в лоббистских возможностях. Мы же и здесь после одной крайности 1990-х перешли в другую.

— С экономической точки зрения мы сильно поляризированная страна, и ничего за последние годы не изменилось. Но проблема не только в различиях «по краям». Россия выглядит как динозавр: маленькая голова (3–5 самых богатых регионов), длинный хвост (дюжина слаборазвитых национальных республик), средняя шея (10–12 относительно развитых регионов типа Татарстана, Красноярского края, Белгородской области)… А все остальное — огромное неповоротливое тело, нерасчленимая масса из двух третей территорий, которые не сильно различаются по уровню развития экономики. Это «середняки», конкурентных преимуществ у них немного, а при плохих институтах (правилах игры) они хуже реализуются. Разница в уровне жизни между регионами, повторю, большая. Москва — бельмо на глазу не только для многих россиян, но и для федеральной власти, которая хочет заставить ее поделиться. Столица живет за счет НДФЛ, который платят множество людей с неплохими, мягко говоря, зарплатами — федеральные чиновники, многочисленные силовики, менеджмент крупных компаний, государственных в том числе, банков, и еще за счет налога на прибыль, который платят Сбербанк, «Роснефть» и многие другие зарегистрированные здесь крупные компании. А это всё региональные налоги, совсем их отнять нельзя…