В Тульской области практически все театры слились в одну «деревню» — эксперт

07.04.2019 13:37

В России объявлен Год театра, однако это вряд ли решит накопившиеся в российских театрах проблемы, среди которых первое место занимают финансовые, считает кандидат искусствоведения, известный театральный критик и редактор МХТ имени Чехова Павел Руднев.

«Примерно с начала нулевых годов идёт долгий и трудный процесс: государство медленно, но неотступно освобождается от выполнения ряда своих обязанностей – тех, которые выполнялись при СССР. Страна резко поменялась, а взаимоотношения государства с театрами – нет. Государство по-прежнему „тянет“ театральную отрасль по советским нормативам. Да, есть принципиальное желание отказаться от целого ряда государственных театров. Но тогда необходимо одновременно с этим выстроить систему социального обеспечения; нужны мощные механизмы, которые позволили бы работать в России частным театрам», — рассказывает он в интервью изданию «Инвест-Форсайт».

Между тем частных театров в России очень мало. Если гостеатров в РФ на сегодня около 700, то частных – не более 100, отмечает Руднев. Главная причина диспропорции – невозможность выживания частных сценических коллективов. Не существует закона о меценатстве, а тот, который был принят, не работает, что уже отмечали многие аналитики.

«У государственных мужей, принимающих законы, нет понимания: если открывается театр, он не сможет платить коммуналку и аренду как коммерческий магазин – разорится в одночасье. Есть ещё один аспект: с одной стороны, чиновники стремятся сбросить побольше социальных обязательств с себя, и в то же время, если речь идёт о театрах, желают в максимально большем количестве удержать их в своей юрисдикции. Потому что рычагов влияния на частные театры, конечно, будет намного меньше. Одним телефонным звонком в частный театр не обойдёшься, чтобы отрегулировать сложность при выборе репертуара, например», — делится эксперт.

Сейчас, по его словам, государство почти никак не поддерживает движение любительских театров, которые в советское время получали финансирование, имели ДК, конкурсы и фестивали; любительская сцена – вообще на нулевой отметке.

«В Советском Союзе действовало негласное положение, требовавшее, чтобы в каждом городе, достигшем 100 тыс. населения, обязательно строился драматический театр. Если в городе более 300 тыс. жителей, к нему добавлялся театр юного зрителя; если город становился миллионником, ему предполагалось содержать театр оперы и балета. Сейчас ситуация такова, что многие города по численности жителей выросли, и существенно; но там никто никаких театров не строит. Хорошо если в большом городе стоит один какой-нибудь театр в виде большого здания с колоннами на главной площади. У нас – и с точки зрения сравнения с западной ситуацией – охваченность населения театрами весьма низкая. Есть целые регионы, которые вообще в стороне от театральной деятельности», — говорит он.

В малых городах России есть театры которые имеют муниципальный статус – они подчинены городским властям. Но муниципалитеты всяческими правдами и неправдами стремятся те закрыть.

«Обычно она [мотивация] совсем незатейлива: у нас-де маленький город, маленький бюджет, соответственно, мы не в состоянии театры содержать. Примерно такая ситуация сейчас разворачивается в подмосковных Мытищах с театром драмы и комедии „ФЭСТ“. Не так давно похожее творилось в Красноярском крае – в Минусинске и Мотыгино. Я боюсь, чиновники на местах примутся избавляться от театров – по той простой причине, что они им не нужны. Им легче и стократ прибыльней построить очередной торговый центр. А очень часто театр в малых городах – не просто единственное место культуры, но единственное красивое здание в городе», — отмечает Руднев.

Ещё большей опасностью, чем оптимизация, он называет слияние разных театров. А в качестве примера приводит ситуацию в Тюменской и Тульской областях.

«Эта, с позволения сказать, практика в современной России ширится. В Тюменской области, например, практически все театры слились в одну „деревню“. Та же тенденция – в Тульской области, где Новомосковский городской театр трансформируют в филиал Тульского (областного) театра. Что это означает? Вот что мне рассказывал сотрудник одного театра – когда-то автономного учреждения культуры, а ныне „влитого“ в единую театральную дирекцию: „Чтобы мне купить килограмм гвоздей для новых декораций, я должен дождаться разрешающей бумаги из бухгалтерии центра. То есть фактически ехать за ней в административный центр области, за десятки километров, на своей машине“.
Извините, это делает выживание театров невозможным», — сетует театрал.

Модель малого бизнеса, по его мнению, в такой ситуации работать не будет.

«Причина – оторванность наших чиновников, управляющих культурой, от реальности. Если угодно, оторванность от России, так как столичная ситуация, как я сказал, ещё более-менее предсказуема, а вот про то, что может произойти в сибирском городе Мотыгино, знают лишь театральные критики, с которыми власть совершенно не намерена работать. Экономические схемы из мира предпринимательства вполне могли быть заимствованы и успешно перенесены в организацию театрального дела – надо не сливать, а разукрупнять залы и коллективы. Современный зритель уже не хочет „больших“ пафосных форм; он всё больше тяготеет к камерности, естественности, приближенности к себе. Обо всём этом мне приходится постоянно писать в статьях и говорить на самых разных пресс-конференциях, но я никогда не видел и не слышал, чтобы на наши дискуссии приходили чиновники, по профилю своей работы отвечающие за театр, чтобы они сами звали нас на круглые столы по волнующим темам», — резюмирует Руднев.