Алексинские зоозащитники призывают Дюмина остановить отстрел и травлю собак за бюджетные деньги

27.03.2019 09:39

Жители Алексина написали обращение к главе горадминистрации Павлу Фёдорову и губернатору Тульской области Алексею Дюмину, в котором сообщают о фактах нарушения закона при отлове собак.

В феврале 2019 года администрация Алексина заключила контракт на отлов, вакцинацию, стерилизацию и содержание безнадзорных животных с подрядчиком из Калуги Богомоловым Ю. В. на сумму 809 860 рублей.

Согласно договору, должно быть отловлено 55 собак с момента заключения контракта до 1 апреля 2019 года. Затем во время передержки в течение 180 дней животные должны быть стерилизованы, привиты от бешенства и чипированы.

На деле же условия контракта не выполняются, а сама администрация не реагирует на жалобы жителей, потерявших питомцев, и на законные требования волонтёров, отмечает «Дежурный по Алексину». Жителями зафиксированы два случая убийства животных: одного пса укололи, забрали у хозяйки, когда у него уже начались судороги, и увезли в приют, другого оставили умирать прямо во дворе.

Алексинские зоозащитники призывают Дюмина остановить отстрел и травлю собак за бюджетные деньги

«Нам остаётся только верить, что будет установлено, каким препаратом убили собаку, а люди за действия (подрядчик) или бездействия (администрация) будут наказаны. Помогите остановить убийства животных за бюджетные деньги! Мы категорически не хотим быть соучастниками и оплачивать своими налогами этот Беспредел! Требуем, чтобы глава администрации города и губернатор области разобрались в этом вопросе», — обращаются зоозащитники и приводят следующие факты.

1. Должно быть:

За 3 дня до отлова администрация должна уведомить жителей о месте и времени отлова. По факту ОПОВЕЩЕНИЙ НЕТ.

2. Должно быть:

Отлов производится спецавтотранспортом с ясно читаемым названием, телефоном, адресом организации. По факту никаких опознавательных знаков нет.

3. Должно быть:

Спецавтотранспорт оборудуется клетками и ящиками для перевозки животных, вентиляцией, средствами для гуманного отлова, аптечкой для оказания помощи животным и людям. По факту ЦЕПИ, к которым прикованы собаки, что может повлечь стресс, удушение и смертельные травмы животного.

4. Должно быть:

Информация об отловленных животных, их с адресом места отлова, незамедлительно размещаются на сайте подрядчика. По факту информации НЕТ, несмотря на многочисленные требования.

5. Должно быть:

Всё сотрудники отлова работают в униформе с нанесенным названием организации. По факту униформы нет. Были случаи, что сотрудники пытались отрицать свою принадлежность.

6. Должно быть:

Используются только гуманные методы отлова. Обычно применяется пневматическое ружье со спецснарядом, с препаратом, оказывающим обездвиживающее действие, разрешённым к применению. По факту вследствие отлова в течение месяца погибли 2 собаки. И это только те скандальные случаи, о которых стало известно. Клиническая картина гибели животных наводит на мысль, что при отлове применяется смертельно-опасный препарат.

7. Должно быть:

Перед отловом сотрудник обязан убедиться в отсутствии у собаки сопровождающего лица. По факту забирают собак из-под ног бабулек.

8. Должно быть:

Присутствие сотрудника администрации при отлове, контроль за количеством, идентификации и соблюдением нормой правил. По факту ловцы с начала периода отлова ездят одни, что даёт им возможность нарушать условия контракта.

9. Должно быть:

Судьбу каждого отловленного животного решает комиссия. В состав комиссии входят представитель администрации, представитель подрядчика, ветеринарный врач, волонтёр (зоозащитник). Заседание комиссии должно проводиться очно на территории пункта временного содержания. По факту для работы в комиссии волонтёры и зоозащитники города не приглашались.

Таким образом, обнаружены злостные нарушения по девяти пунктам. Вследствие чего произошли два вопиющих случая жестокого обращения с животными людей, которые должны о них заботиться.

Алексинские зоозащитники призывают Дюмина остановить отстрел и травлю собак за бюджетные деньги

Первый случай:

В марте в микрорайоне Петровский ловцы отняли пса у пожилой женщины в присутствии свидетелей, мотивируя тем, что собака находится без поводка и это распоряжение администрации. Хозяйка умоляла оставить ей пса, обещала немедленно увезти его домой, сообщила ловцам, что собака привитая и стерилизована и имеет ветпаспорт. Очевидцы сообщают, что после дротика собаке стало очень плохо, пёс перестал дышать, начались судороги. Ловцы сделали ему какой-то укол шприцем с розовой жидкостью и все-таки отняли собаку. В итоге любимец всей семьи Малыш погиб. В приюте сначала отказались от факта отлова. Вот почему работники отлова и машина без опознавательных знаков!!!!!!! Но так как свидетелей было много, были записаны номера машины и сделаны фото очевидцами, Коноваловой пришлось признаться в содеянном. Хозяйка убита горем. Она до сих пор переживает о смерти любимой собаки. Об этом факте администрации было сообщено устно (Пепаняну) и письменно в заявлении на имя Главы.

Второй случай:

25.03.19 в 14 часов та же машина (белая лада ларгус) без спец знаков с ловцами в спортивных костюмах заехала во двор дома по адресу ул. Северная, 19. Из машины выстрелили в мирно спящего на газоне пса, который, взвизгнув, метнулся в сторону. Дротик выпал и был подобран ловцом. Жильцы дома стали кричать и прогонять ловцов с требованием оставить пса в покое. Ловцы уехали, заявив, что позже собака проснётся. Но вопреки этому псу стало очень плохо. Спустя 5 минут он бился в судорогах, пуская пену. Началось кишечное кровотечение. Пёс умер в страшных мучения спустя 20 минут, не успев дождаться спешившей к нему помощи. У него был ветпаспорт со всеми прививками, ошейник и адресник. Он никогда никого не трогал и избегал контакта с незнакомыми людьми. Приехавшая на вызов полиция опросила свидетелей произошедшего, составила протокол. 26 марта труп собаки полиция обещала отвезти на экспертизу в лабораторию МВД г. Тулы. Но известно, что назначаемая в этих случаях токсикологическая экспертиза в Тульской области не проводится, т. к. нет лицензированных на этот вид деятельности лабораторий. Вызывает тревогу и тот факт, что геморрагический яд, которым, судя по клинической картине убита собака, быстро разлагается в трупе.