Как в Тульской области делили заповедные земли и почему при попустительстве госструктур в регионе «уводят» сотни гектаров

27.03.2019 21:29

Недавно судебным решением музей-заповедник «Поленово» в Заокском районе подтвердил границы музея, установленные в 1991 году. Чем была вызвана необходимость обращаться в суд, рассказала хранитель заповедника, заслуженный работник культуры РСФСР Наталья Грамолина.

Наталья Грамолина: В Заокском районе сложилась весьма непростая ситуация. Мы вместе с представителями госорганов разгребаем ошибки и огрехи прошлых лет. Всем казалось, что «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё». По этому принципу шла продажа земель, хотя, казалось бы, все понимают, что такое охранные зоны музея, зоны охраняемого ландшафта и регулирование строительства.

Но кто сейчас обращает на это внимание? Это же «мелочи», когда нужно решить сиюминутные проблемы, и они успешно решались. А когда государство начало думать о защите своих интересов и проводить «внутренний аудит», оказалось, что имеет место быть какая-то нестыковка. Земля государственная и охранять её должно государственное учреждение в лице музея – «Поленово» ли, «Дворяниново» или Ясная Поляна. Земли при попустительстве госструктур уходили. И тут началось противостояние: добросовестного приобретателя земельного участка никто не предупредил, что земля эта охраняется государством. Вот государству ничего и не оставалось, как подтвердить свои же обязательства по отношению к своей же земле и, что называется, власть употребить.

Читайте также

Когда меня спрашивают, что же делать в этой ситуации, я отвечаю: «Нужно провести филигранную работу, проверить, где и что правильно делается, а где нет и исправить». И главное, о чём говорят все музейщики всея Руси, ввести мораторий на продажу земель на территориях, на которых находятся учреждения культуры, на перевод этих земель в статус земель под индивидуальное жилое строительство. А в Заокском районе такая практика существует. Нет, не рядом с музеем, у нас-то земля более или менее защищена, но, скажем, в окрестностях Ненашева, Теряева переводят сотнями гектаров.

— Под жилищную застройку идут земли только сельхозназначения или лесные тоже?

— И лесные в том числе! Понимаете, нельзя одновременно служить и Богу, и чёрту. Нужно определиться с приоритетами в этой жизни. Вот занимаемся патриотическим воспитанием. А что такое патриотизм? Этой твой язык, твоя земля, великая культура твоего народа. Когда ты это понимаешь, впускаешь это в себя, ты чётко знаешь, что ты будешь защищать.

Читайте также

Можно понаделать безумное количество пушек, и каждое новое поколение будет лучше предыдущего, но никто ещё не повторил (и не повторит!) «Московский дворик» Поленова, шишкинский «Сосновый бор», саврасовских «Грачей». Это — неповторимые вещи, точно так же, как наш язык. Упустим это – нас не будет как народа. Вы будете говорить на одном «птичьем» языке, я на другом, и мы разойдёмся, потому что мы никогда не поймём друг друга. Наш родной русский язык – это то, что нас объединяет.

— Наталья Николаевна, с 2005 года в Заокском районе был открыт такой неприятный и пока непрекращающийся марафон: здешние чиновники просто пачками идут на посадку по уголовным делам, связанным, в основном, с земельными махинациями. Неужели уроки не идут впрок?

— Не идут. Мы упустили патриотическое воспитание. Вероятно, такие люди так рассуждают: «Я иду в чиновники, а зачем? Чтобы взять». Потому что им дано очень мало времени и они могут что-то взять. Нет внутреннего нравственного закона: не твоё – не бери. А если ты идёшь работать в музей, ты идёшь на великую службу, на некоторую жертвенность и отречение от чего-то. Ты не услуги оказываешь, а служишь.

Почему я и говорю всё время, что культура должна стать приоритетом! С этого надо начинать и этим заканчивать. Тогда вы не будете сидеть у телевизора и смотреть, как дедушка съел бабушку, а потом выяснять по ДНК, его ли это бабушка, или его бабушку съел сосед.

Как в Тульской области делили заповедные земли и почему при попустительстве госструктур в регионе "уводят" сотни гектаров
Наталья Грамолина

Всё начинается с человека. И любое деяние нужно рассматривать с точки зрения влияния на его душу – и сегодня, и завтра, и через неделю, и что будет с его детьми. И отсутствие культуры рождает всё самое негативное и низменное.

Вот украли картину из Третьяковки. И когда мне начинают говорить: усиление, укрепление, чипы, датчики, электроника… Да, наверное. Но посмотрите, как реагировал народ – всем было наплевать. Я проделала в обучающем порядке со своими сотрудницами такой эксперимент: проходя мимо одной из них, выдернула сумочку, и она так на это очень бурно среагировала. Вот если бы в том зале, где экспонировался Куинджи, схватили сумочку, крика было бы до Абрамцева, Поленова, Ясной Поляны и Спасского-Лутовинова. А картину снимают – это прикольно! Фантастика! Дайте-ка я это на телефон сниму. Не электроникой убережём, ибо на каждую гайку и болт найдётся – хакеры сейчас очень талантливые пошли…

— Вы клоните к тому, что самые страшные преступления начинаются с равнодушия?

— Конечно! Всё начинается с человека. И любое деяние нужно рассматривать с точки зрения влияния на его душу – и сегодня, и завтра, и через неделю, и что будет с его детьми. И отсутствие культуры рождает всё самое негативное и низменное.

— Поленово – место массового паломничества туристов. Но как их считать? С музеем – понятно – по билетам. А гостиницы – все, кто там переночевал – туристы?

— Ну, гостиницы у нас нет. В Бёхово, где она должна была бы быть, раньше располагался пионерский лагерь, а теперь частный. Но об этой проблеме – в другой раз. Если говорить о тех, кто идёт через территорию музея-заповедника… А что им делать? Землю вокруг попродавали, к реке даже не выйти. Людям продали участки, заманив рекламой, но зачастую они могут гулять, как в заключении, только вдоль своего забора. И они приехали в наш музей погулять! Закрыться от них, брать входную плату? У нас нет ресурсов на пропускной режим.

Считать по билетам тех, кто прошёл в музей? Да, наверное. Однако, позволить неограниченный поток мы не можем – дому в этом году 127 лет, он деревянный. Не пускать тоже, разумеется, невозможно. Но это поверхностный пласт проблемы. А если говорить о глубинном… Давайте воспитывать детей и сделаем так, чтобы через 25-30 лет мы ходили бы по другой земле, с другим отношением к ней, друг к другу, к нашей культуре. Это безумно сложно, но ведь надо начинать, иначе мы уйдём в каменный век.

Источник

Читайте также