Хотел рубль — не получил и гроша

06.06.2019 13:52
Павел Никульчев. Фото - facebook

Ясногорский суд отказал в удовлетворении иска о защите чести и достоинства главного редактора ИА «Тульская пресса» Павла Никульчева к общественнику Владиславу Плотникову.

Истец просил суд признать не соответствующими действительности и порочащими сведения о том, что «Тульская пресса» публично осудила общественную деятельность Плотникова, а также о том, что действия Павла Никульчева препятствуют общественной деятельности Плотникова с использованием своих должностных обязанностей и публичного пространства СМИ, размещённые в виде обращения в группе «Дежурный по Ясногорскому району» в соцсети.

В качестве компенсации морального вреда с ответчика планировалось взыскать символическую сумму — 1 рубль. 5 июня состоялось заключительное заседание суда по делу.

Всё началось с того, что «Тульская пресса» опубликовала статью с заголовком «Проведу контроль с ТСН. Владислав Плотников угрожает или увлекся?». В публикации описывались действия члена общественного совета Ясногорского района и общественного совета при министерстве внутренней политики и развития местного самоуправления Тульской области Владислава Плотникова, который объявил о намерениях провести общественный контроль на стройке с привлечением журналистов, чтобы ускорить окончание ремонта в местном детском саду, который затянул подрядчик.

«Нас еще интересовал тот факт, что в публичной плоскости бравируют сообщением об „общественном контроле с Тульской службой новостей“... Ведь самолично назначение срока и обещание „устроить контроль“ не похожи на попытку выстраивания диалога с властями, чем собственно и следует заниматься члену ОС. А озвученные публично требования можно оценить по-разному, от пиара до угрозы», — говорилось в материале.

Общественник ответил публикацией в группе «Дежурный по Ясногорску» в соцсети, такж

У редактора «Тульской прессы» Павла Никульчева возникли претензии к ряду высказываний: «ИА „Тульская пресса“ публично осудило мою общественную деятельность, направленную на благополучие населения. При этом в статье был опубликован диалог корреспондента со мной с искажением. Для чего это было сделано мне непонятно», «Действия ИА „Тульская пресса“ Павла Никульчева я расцениваю, как препятствие моей общественной деятельности с использованием своих должностных обязанностей и публичного пространства СМИ. На мои обращения он мне не ответил. Теперь я ожидаю от Никульчева пояснения, почему он препятствует моей общественной работе и при этом использует свои должностные полномочия и неограниченный ресурс СМИ или извинения в мой адрес также на портале „Тульская пресса“».

Согласно п. 2.5 ст. 10 федерального закона «Об основах общественного контроля в РФ», субъект общественного контроля (в данном случае, член общественного совета) не только может, но и обязан «обнародовать информацию о своей деятельности по осуществлению общественного контроля». И далее, в п. 4 ст. 20 указано, что «организатор общественной проверки доводит до сведения руководителя проверяемых органа или организации информацию об общественной проверке». Никаких угроз или игр.

«В 2017 году в Тульской области губернатором Алексеем Дюминым была инициирована перезагрузка общественных советов, призванная активизировать их работу по общественному контролю. На встрече с общественниками в 2018 году глава региона сравнил общественных активистов с дятлами, которые стучат по власти и указывают на проблемные места. „Этим я и занимаюсь“. В моей записи в социальной сети я высказал своё личное мнение о публикации и призвал Павла Никульчева выйти со мной на связь, чтобы поговорить. Ведь он написал, что я угрожаю органам власти. Но угроза – это намерение нанести вред общественным интересам. А я не намеревался этого делать», — пояснил Плотников «МК — в Туле».

Сам истец ни на одно заседание не явился. По словам ответчика, представитель журналиста подчеркнул, что деятельность по общественному контролю не имеет отношения к вопросу, рассматриваемому в суде.

Также общественник обратил внимание, что представитель истца, выступая на судебном заседании, путал название вида образовательного учреждения, из-за которого разразился скандал, называя его то садом, то школой, при этом поясняя, что нет никакой разницы.