В Тульской области несколько месяцев нет жизненно важного лекарства для больных ВИЧ

10.08.2019 14:50

В этом году количество несостоявшихся тендеров по закупке жизненно важных препаратов увеличилось вдвое – до 60,8 тыс.

Главная причина – новая методика формирования максимальной цены контракта при госзакупках, посредством которой Минздрав пыталось выравнять закупочные цены по всей России (в разных регионах страны стоимость одних и тех же препаратов могла различаться в разы). Однако механизм оказался невыгоден производителям, и они стали массово отказываться от участия в тендерах, сообщает «Коммерсантъ».

По итогам первой половины 2019 года количество несостоявшихся госзакупок лекарств составило 60,8 тыс. Это вдвое больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (31,8 тыс). Суммарный объем сорванных аукционов вырос на 52% (с 26 млрд рублей до 39,7 млрд рублей). Большинство тендеров — 55,6 тыс.— не состоялись из-за отсутствия заявок. Еще 2,8 тыс. были отменены из-за отказа от размещения заказа, а 2,1 тыс. не состоялись из-за недопуска всех участников.

С января 2019 года, согласно приказу Минздрава №871н, госзаказчик должен выставить минимально возможную стоимость контракта. Многие производители не участвуют в госзакупках из-за слишком низкой начальной максимальной цены контракта (НМЦК), которую устанавливает госзаказчик, пишет «Коммерсантъ».

«Решением могло бы стать выделение дополнительных ресурсов со стороны Минздрава, потому что компании не могут просто так удешевить препарат. Надо понимать, что есть законы рынка: фармкомпании должны отработать определенные ресурсы, которые вложены в открытие производства. Но это не берется в расчет, и у нас впереди – большие проблемы. Конкурсы сорваны, перебои с препаратами ощущаются», — рассказал Агентству социальной информации Кирилл Барский, руководитель программ регионального благотворительного общественного фонда борьбы со СПИДом «Шаги».

Среди федеральных тендеров чаще всего срывались аукционы на поставку «Ламивудина» — препарата для лечения ВИЧ. Это один из основных препаратов для людей с ВИЧ. В 2019 году Минздрав трижды объявлял аукционы на его поставку, и в последний раз министерству удалось заключить только один контракт — с ООО «Алвис».

«При лечении ВИЧ-инфекции нужно принимать, как правило, три-четыре препарата, и отсутствие одного из них сказывается на эффективности: вирус может стать устойчивым. «Ламивудин» присутствует практически во всех схемах лечения, поэтому его отсутствие — масштабная проблема. Нехватка «Ламивудина» касается практически всех людей с ВИЧ», — объясняет АСИ Юлия Верещагина, участница движения «Пациентский контроль».

В условиях перебоев с лекарствами пациенты вынуждены искать препарат в аптеках либо принимать неполную схему лечения, а это уже чревато тем, что лечение может быть неэффективным, говорит Юлия.

«Приобрести «Ламивудин» в аптеке сложно. В Москве и Санкт-Петербурге еще есть такая возможность, хотя зачастую препарат нужно заказывать и ждать. А вот в регионах его часто просто не бывает в аптеках», — говорит Юлия Верещагина.

В ряде регионов, рассказывает Барский, пациентам уже меняют схемы лечения без очевидной потребности просто потому, что не хватает тех или иных препаратов.

В июле «Пациентский контроль» направил запросы в 85 регионов России, чтобы узнать, каковы их запасы «Ламивудина». Выяснилось, что особо острая ситуация сложилась в Тульской области – там препарата нет уже несколько месяцев. Пять регионов сообщили, что их запасы иссякнут к концу августа: Вологодская и Ленинградская области, Республика Башкортостан, Республика Карелия и Республика Тыва. В семи регионах «Ламивудин» закончится к концу сентября: Алтайский и Красноярский край, Кемеровская, Саратовская, Свердловская области, Республика Мордовия и Удмуртия.

Несколько лет назад в Московской области, вспоминает Барский, уже случались подобные проблемы: были сорваны конкурсы, и тысячи пациентов остались без лечения.

«Это была большая катастрофа. В Московском регионе проживает 200 тыс. ВИЧ-положительных, это пятая часть всех людей с ВИЧ в стране», — говорит Барский.

По данным «Коммерсанта», несостоявшиеся аукционы предполагали закупку слишком большого объема «Ламивудина» — 73,3 млн таблеток. Такого количества готового препарата ни у кого из производителей не оказалось, а изготовить препарат в указанные сроки, по словам компаний, невозможно. Теперь из-за сложившейся ситуации некоторым регионам придется выделить собственные средства для самостоятельной закупки «Ламивудина», чтобы обеспечить беспрерывное лечение пациентов.

«Проблема не в том, что «Ламивудин» некому произвести. В России хватает мощностей и компаний, которые могли бы произвести достаточно препарата. Но компании отказываются участвовать в тендерах из-за низкой закупочной цены, требуемого огромного объема и сжатых сроков», — говорит Верещагина.

26 июля активисты «Пациентского контроля» обратились к премьер-министру Дмитрию Медведеву, попросив снять ограничения для производителей и обеспечить срочное проведение аукционов. Фонд «Шаги» также пытается наладить диалог с властями: выступает в Департаменте здравоохранения и Общественной палате Москвы.