Наталья Грамолина: Получается, у нас в музейном деле сейчас хуже, чем в 1942 году?

11.06.2015 19:05

Директор музея-заповедника В. Д. Поленова, член Общественной палаты РФ Наталья Грамолина заявила, что чиновнические распоряжения мешают музейщикам заниматься прямыми обязанностями.

«Раздражает постоянная смена правил игры. Только привыкаешь к одной системе отчётности, как всё тут же меняют. Поэтому вместо того чтобы заниматься своим делом, музейные работники тонут в море документов, зачастую дублирующих друг друга. Когда же ты, как человек мыслящий, задаёшь вопрос в вышестоящие инстанции „зачем?“, на тебя удивлённо смотрят и отвечают: „Как? Вы что, не понимаете? Это же в разные департаменты!“» — сказала она в интервью «АиФ — Тула».

Грамолина добавила, что от музеев нельзя требовать коммерческой эффективности, поскольку у них другая функция.

«Нас заставляют работать коммерчески эффективно. Я не зря выбрала именно этот глагол. Постоянно появляются какие-то критерии оценки работы музея. А спрашивается: судьи кто? Неужели я, музейный работник со стажем, должна стремиться и прислушиваться к мнению независимых экспертов, добрая половина которых даже в музее никогда не была? Это ведь менеджеры или, как я их называю, манагеры, цель которых — только прибыль. Эффективность для меня — это не денежный показатель, а лица людей, приходящих в музей. Очень не хочется, чтобы гости музея превратились в клиентов.

Вот, говорят, свадьбы приносят прибыль, надо бы и в музеях, в усадьбах их устраивать и деньги за это брать. Но пока мы не воспитали наш народ настолько, чтобы, приходя в музей, он понимал степень ответственности и уважения к историческим местам. Не кричал, не включал колонки на полон мах, не стрелял в воздух и не оставлял после себя мусор. А усадьба и вовсе предполагает тишину.

В 1942 году вышел документ, который, на мой взгляд, поднимал планку отношения к учреждениям культуры. Это было распоряжение о том, чтобы все районы, откуда ушли фашисты, произвели учёт культурных ценностей, составили список урона, который нанесла война культуре. Также было приказано открыть все музеи. Что ж получается, сейчас у нас хуже, чем в 1942-м?» — добавила Грамолина.