Директор совхоза имени Ленина рассказал, как импортная клубника превращается в тульскую

11.07.2015 12:51

Директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин рассказал «Коммерсанту» об импортозамещении и привёл пример, как на российских рынках привозные продукты пытаются выдавать за российские.

«Кроме нашей клубники, которой, допустим, 1,5 тысяч тонн, есть ещё только импортная — в сезон около 3-5 тысяч тонн: турецкая, греческая и польская. Греческая и польская идут через Белоруссию, а турецкая — напрямую. На оптовых рынках её легко узнать по упаковке. На сегодня ягоды с юга нашей страны — краснодарской, крымской, воронежской — на рынках Москвы быть не должно, так как сезон там закончился две недели назад. Поэтому при поставках на розничные рынки импортная клубника чудесным образом превращается в отечественную — краснодарскую, подмосковную или тульскую. Но наша ягода отличается от импортной запахом, вкусом и свежестью. Поэтому при более высокой цене 250-280 рублей за кило у наших палаток стоят очереди по 20-40 человек, а турецкую по 200 рублей никто не берёт», — подчеркнул он.

По мнению Грудинина, российские фермеры сейчас ведут борьбу за выживание, несмотря на громкие заявления о поддержке со стороны правительства.

«На словах всё очень хорошо, но чем на самом деле у нас поддерживают отечественного сельхозпроизводителя? Разве что кредитами под 26% годовых. Да и то этим поддерживают скорее уполномоченные кредитовать село госбанки, которым через сложные схемы государство возмещает 15% из этих 26%. Как не мог фермер привезти свой товар в город и продать самостоятельно населению, так и сейчас не может. Полиция исправно ловит фермеров, торгующих с машин прямо во дворах. Ловит и „душит“. Вот как Шариков котов по подворотням ловил и душил. С фермерами государство поступает аналогично. А чтобы такому фермеру поставить палатку хотя бы на той же ярмарке выходного дня, ему нужно пройти „огонь и воду“: составить электронную заявку, прислать её чуть ли не за год, выиграть конкурс на право торговли. А в условиях этого конкурса помимо прочего есть такое требование, как беспрерывная торговля на этом месте. А у фермера ограниченное количество продукции и ограниченный срок реализации. И поэтому места на ярмарках в конце концов достаются профессиональным торговцам-перекупщикам.

В данных условиях фермер вообще неудобен ни администрации рынков, ни властям. Ведь гораздо проще работать с проверенными контрагентами — теми, кто постоянно торгует на рынках. В итоге фермера, как и раньше, подталкивают сдать за гроши товар перекупщику. При этом далеко не всегда перекупщика интересует свежий скоропортящийся товар — ему гораздо проще работать с тем же заточенным под долгое хранение ассортиментом, что идёт в супермаркет. Но у фермера и так достаточно проблем, поэтому государство как минимум должно не мешать, а помогать продвижению продукции к конечному потребителю», — подчёркивает он.