Новомосковский краевед исследовал деятельность лагерей НКВД в Тульской области

14.08.2015 14:06

Новомосковский краевед, сотрудник НИ РХТУ Андрей Клочков изучил деятельность специальных или проверочно-фильтрационных лагерей на территории Тульской области в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период.

«Cпециальные (фильтрационные) лагеря были созданы решением ГКО в последние дни 1941 года с целью проверки военнослужащих РККА, бывших в плену, окружении или проживавших на оккупированной противником территории. Порядок прохождения госпроверки («фильтрации») определялся Приказом наркома внутренних дел СССР №001735 от 28 декабря 1941 года, в соответствии с которым военнослужащие направлялись в специальные лагеря, где временно получали статус «бывших» военнослужащих или «спецконтингента».

Известно, что на территории современной Тульской области в 1942—1946 годах действовали два специальных (фильтрационных) лагеря НКВД СССР: спецлагерь №283 (ПФЛ №283) и спецлагерь №0308 (ПФЛ №0308). До июня 1944 года они находились в ведении Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР (с 11 января 1945 года – Главного управления), затем недолго в ведении ГУЛАГа НКВД СССР, с сентября 1944 года в ведении специально созданного Отдела спецлагерей НКВД СССР, а после его расформирования, с 1 февраля 1946 года, вновь переданы в ГУЛАГ. В феврале 1945 года спецлагеря были переименованы в «проверочно-фильтрационные лагеря» и просуществовали до середины 1947 года.

Выполнение постановлений СНК СССР по восстановлению шахт Подмосковного угольного бассейна предполагало выделение комбинату «Москвоуголь» до 20000 человек рабочей силы. Для выполнения этой задачи приказом НКВД СССР №00567 от 20 марта 1942 года «в целях использования бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и окружении противника, на работах в Подмосковном угольном бассейне» был организован Тульский спецлагерь №283 с Управлением в в Сталиногорске (ныне Новомосковск). Уже в марте 1942 года первые 3000 «бывших военнослужащих» прибыли в лаготделения, созданных при шахтах Донского, Узловского и Болоховского районов.

Численность спецконтингента в лагере быстро росла, однако дефицит рабочих рук вынуждал задерживать уже проверенный контингент. Так, например, в апреле 1942 года на фронт было отправлено только 1125 из 9018 человек, содержащихся в лагере. После вмешательства Государственного Комитета Обороны была налажена система ротации и вскоре в военкоматы передали еще 6900 человек профильтрованного спецконтингента, а во избежание срыва производства программы комбината «Москвауголь» убыль этого контингента пополнили переброской 4000 человек из Рязанского спецлагеря №178 и 3000 человек из Калачского спецлагеря №398.

В июне 1942 года численность горняков Мосбасса достигла 2700 человек, причём в значительной степени за счёт контингентов, находящиеся под контролем силовых ведомств (17000 человек из рабочих колонн и 4700 человек из спецконтингента). В тот же период труд спецконтингента начал использоваться для ремонта разрушенных войной промышленных предприятий. Так, например, для восстановления цехов синтеза аммиака, крепкой и слабой азотной кислоты Сталиногорского химического комбината, летом 1942 года было создано первое специальное строительное управление Главного Управление аэродромного строительства (СУ-1 ГУАС НКВД СССР). Кроме вольнонаёмных его обслуживало лагерное отделение №17 Сталиногорского спецлагеря. Для выполнения постановления ГКО №1337 от 24 февраля 1942 года «О восстановлении Сталиногорской ГРЭС и Фрунзенской ТЭЦ Мосэнерго» в Сталиногорске-2 было создано лаготделение №12.

Планы по росту добычи угля в Мосбассе требовали постоянного притока новых работников. Привлечение на шахты местного населения, женщин и подростков задачи не решало. Увеличение рабочей силы комбината «Москвоуголь» во втором полугодии 1942 года и 8 месяцев 1943 года происходило главным образом за счёт спецконтингента (около 10000 человек) и рабочих колонн (20000 человек).

После разгрома противника под Сталинградом иностранные военнопленные стали новым источником рабочей силы. В соответствии с постановлением ГКО №2643с от 20 декабря 1942 года «Об использовании военнопленных румын на работах в Подмосковном угольном бассейне» при спецлагере №283 был организован Подмосковный лагерь для военнопленных на 8000 человек и создана новая структура — Управление Подмосковных лагерей НКВД №283. В конце 1943 года открылись новые лаготделения спецлагеря №283: №9 и №30 в Болохово, №15 в Товарково, №18 в Туле, №19 в Щёкинском районе, №24 в п. Скуратовский и №25 в д. Кресты.

Хозяйственная необходимость привела к тому, что к началу 1944 года лаготделения, дислоцировавшиеся на территории Тульской области, были выделены из состава спецлагеря №283 и образовали самостоятельный Тульский спецлагерь №0308 с управлением в Туле. В задачу последнего входило обслуживание комбината «Тулауголь». Спецлагерь же №283 стал носить название «Угольный» и обслуживал хозорганы, расположенные на территориях, отошедших к Московской области.

В 1943 году закончился первый этап функционирования спецлагерей, характеризовавшийся краткими сроками проведением спецпроверки и массовой отправки на фронт профильтрованных военнослужащих. Во второй половине войны главной задачей спецлагерей стало обеспечение рабочей силой хозяйственных объектов, вследствие чего бывшие военнослужащие всё чаще задерживаются и после окончания проверки. Так, например, если в 1942 году на фронт вернулось до 90% бывших военнослужащих, в 1943 году военкоматам было передано 50% от общего числа содержащихся в спецлагерях, то в первом полугодии 1944 года только 13%.

Кроме того, изгнание противника с оккупированных территорий повлекло за собой массовое освобождение из плена не только лиц «первой учётной категории – советских военнослужащих и гражданских лиц призывного возраста, но и значительного количества лиц «второй учётной категории», включавший в себя различных пособников оккупантов (бургомистров, сельских старост, полицейских, сотрудников административных и карательных органов, а также граждан, служивших в армиях противника или в военных формированиях, созданных немцами из представителей различных национальностей СССР). С конца 1943 года доля последних в составе спецконтингента постоянно росла, достигнув к 1945 году до 30% и более, что привело к ужесточению режима содержания в спецлагерях, где спецконтингент «второй учётной группы» стал содержаться в соответствии с инструкциями, фактически приравнивавшими их к заключенным ИТЛ.

Изменение структуры лагерного контингента подтверждаются следующими данными: в начале 1945 года из 9726 человек спецконтингента, содержавшихся в спецлагере №0308, было 3026 человек лиц второй учётной категории (31,1%) , в «Угольном» (№283) из 24263 человек — 9874 лиц второй учётной категории (40,7%).

С 1944 года для обеспечения Мосбасса трудовыми ресурсами в спецлагеря стали поступать новые потоки советских граждан с освобождённых территорий: депортированные татары из Крыма, литовцы, латыши, эстонцы из Прибалтики, репатриированные из рейха узники концлагерей и остарбайтеры. Около пяти тысяч крымских татар, все «одиночки», мужчины призывного возраста, прибыли в Мосбасс летом 1944 году, сразу после завершения операции по депортации. Тех, кто не вызывал подозрений, отправили в рабочие батальоны, прочих – в спецлагеря на фильтрацию. Одна из групп крымских татар содержались в лаготделении №12 спецлагеря №0308 и до сентября 1944 года участвовала в строительстве Бегичевских шахт под Богородицком. В Сталиногорске они работали на шахте №27 и содержались там под охраной. Оценить их численность на комбинате «Москвоуголь» можно по данным за июнь 1946 года, когда на спецпоселении в Тульской и Московской областях находилось 3866 крымских татар.

К концу 1944 года среди рабочих по эксплуатации в «Тулаугле» более 43% составляли подконтрольные НКВД контингенты: немцы-трудармейцы (6725 человек), крымские татары (2516 человек) и спецконтингент спецлагеря №308 (5500 человек).

Депортация литовцев, латышей и эстонцев в отдаленные районы СССР, начатая в конце 1944 года, была произведена в целях пресечения участия мужского населения прибалтийских республик в незаконных бандформированиях. Наибольшее количество балтийцев содержалась в спецлагере №0308. В феврале 1945 года в лаготделение №25 прибыло 440 человек, в основном литовцы и латыши. Медицинский осмотр показал их 100% завшивленность. Годных к физическому труду, т. е. к работе в шахте (I группа) — 296 человек, годных к работам по обслуге лагеря (II группа) — 133 человек, больные (III группа) — 40 человек. В июне количество спецконтингента в лаготделении увеличилось до 644 человек, для их размещения дополнительно поставили брезентовую палатку. Решились и некоторые бытовые вопросы – появились двухэтажные нары, у 80% есть матрасы и наволочки. Умершие: в августе – один, в сентябре двое. В соседнем лаготделении №24 за 1945 год умерших и погибших на шахте – 20 человек, из них 6 латышей и 3 литовца.

Согласно постановлению Совета Министров СССР от 13 апреля 1946 года, репатриированные литовцы, латыши и эстонцы, служившие по мобилизации в немецкой армии, легионах и полиции в качестве рядовых и младшего командного состава, были освобождены от отправки на шестилетнее спецпоселение и из проверочно-фильтрационных и исправительно-трудовых лагерей подлежали возвращению в Прибалтику. Однако, руководство местных хозорганов всячески препятствовало их отправке. В комбинате «Тулауголь» ссылались на отсутствие замены контингенту и затягивали предоставление списков в областное УМВД. Проведённая 20 ноября 1946 года перепись установила, что «на территории Тульской области, было выявлено и учтено репатриантов из числа латышей, литовцев и эстонцев — 2106 человек». В Московской области репатриантов из Прибалтики нашлось 6375 человек, в том числе 226 эстонцев, 5014 литовцев и 1134 латыша.

Освобождение стран восточной Европы привело в лагеря новые потоки заключённых. В январе-мае 1945 года в спецлагерь №283 прибыло восемь эшелонов с интернированными поляками и польскими гражданами из Польши и один эшелон из Литвы. Численность польского потока составила 6326 человек, количество умерших во время интернирования — 327 человек. Эшелон №42429 из Цеханова прибыл в Тулу в начале 1945 года и был принят спецлагерем №0308. В течение 1945 года в центральном лагерном лазарете умерло 91 человек из этого эшелона. Всего, по отчётам САНО, с февраля по октябрь 1945 года количество умерших в ПФЛ №0308 составило 388 человек. В апреле 1945 года в ПФЛ №308 было восемь лагерных отделений, из них шесть с численностью 550-800 человек, одно на 800-1000 человек, одно на 1500—2000 человек. В 1946 году 4000 человек спецконтингента трудилось на объектах треста «Тулжилстрой и 1000 работала на шахтах №4, №5 и №7 треста «Скуратовуголь» и №8 (Новостройка) треста «Тулшахтстрой». Высокая смертность отмечалась в эшелоне с 2850 заключёнными, отправленного 11 июля 1945 года из Освенцима в Сталиногорск. Врач Песчинский, принимавший эшелон, свидетельствовал, что среди 1000 эстонцев из Восточной Пруссии» смертность достигала более 50%. Впрочем, в данном случае, речь может идти о военнопленных из эстонской и латышской дивизий СС, пленённых в Курляндском котле.

Среди этапируемых в тульские лагеря в 1945—1946 годах обнаружилась лица из группы «мобилизованных и интернированных», т. е. это были принудительно задержанные граждане другого государства, отправленные на работы по восстановлению народного хозяйства СССР. Среди них оказалось немало немецких женщин, отправленных в СССР в качестве «живых репараций». В 1945 году освобождавшийся из лагерей спецконтингент стал направляться в распоряжения промышленных наркоматов. В сентябре 1945 года были изданы приказы, согласно которым из ПФЛ №283 в постоянные кадры промышленности передавалось 7937 человек, из них большинство (7052 человек) — комбинату «Москвоуголь». Ранее 400 человек из этого лагеря приняла на работу Сталиногорская ГРЭС, ещё 1000 человек было переведено в кадры Сталиногорского химкомбината. Таким образом, бывшие заключённые фильтрационных лагерей и члены рабочих батальонов, наряду со спецпоселенцами и репатриантами, закреплялись на новых местах, становились жителями шахтёрских поселков и городков и формировали послевоенное население Тульской области.

ПФЛ №0308 был ликвидирован в середине 1946 года в связи с окончанием своей деятельности. Часть его подразделений была передана для размещения иностранных военнопленных, часть передана для нужд УМВД по Тульской области. Деятельность ПФЛ №283 продолжалась до мая 1947 года. В октябре 1946 года лагерь был передан в подчинение Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний УМВД СССР по Московской области, 13 мая 1947 года его преобразовали в Московско-Угольный исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ «Мосуголь», 15497 человек), который 24 сентября 1951 года был реорганизован в ЛО УИТЛК УМВД по Московской области», — говорится в материале.