Илья Гущин рассказал, как в тульской колонии звонил по таксофону и общался с мигрантами

24.08.2015 14:36

Освободившийся из тульской колонии по амнистии в честь 70-летия Победы фигурант «болотного дела» Илья Гущин поделился особенностями своего пребывания в заключении.

«В тюрьме новости всегда интересны. А я без разнообразного информационного фона и так никогда не мог обходиться. В этом отношении было трудно привыкнуть к телевизору с его однобокой подачей информации – в СИЗО это основной источник информации. В колонии их стало больше. Там есть таксофон, можно звонить родственникам, друзьям и заодно узнавать, что и как. Есть радио. И в СИЗО, и в колонии можно выписывать газеты.

В местах заключения очень много иностранцев, в первую очередь, из Закавказья и Средней Азии. Все сидим, все зеки. Но зеки не такие толерантные люди как все окружающие, в этом смысле, там было даже несколько честнее. Среди иностранцев тоже достаточно распространены националистические взгляды другого вектора. Иногда у людей из разных стран, но с одинаково пещерным взглядом на национализм, возникали конфликты.

Лично я радикалом никогда не был. А свои взгляды, то, что я выступаю за грамотную миграционную политику, я в СИЗО и колонии особо не скрывал. Бывает, обсуждали, почему в обществе негативно относятся к мигрантам. Я говорил: „Ребята, вас много. Вы несёте принципиально другую культуру, не приспособляетесь к нашим условиям, отсюда конфликты. Дело не в том, что кто-то хороший, а кто-то плохой, а в том, что мы разные и при этом часто соприкасаемся“. Кто-то мои доводы понимал, кто-то – нет», — цитирует Гущина NewsRbk.Ru.