Три года назад, 25 апреля 2013 года, не стало блестящего тульского оружейника Аркадия Шипунова, в течение 44 лет руководившего Конструкторским бюро приборостроения. Среди разработок, сделанных им самим или при его участии, — семейство авиационных и морских пушек ГШ, противотанковый ракетный комплекс «Корнет», зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь», самый лёгкий пистолет ГШ-18, управляемый снаряд «Краснополь» и многие другие.

Шипунов был не только выдающимся конструктором. Он умел ярко мыслить и говорить. Многие, кому довелось общаться с Шипуновым, отмечали магнетизм его личности, философский подход к жизни, стремление её осмыслить.

Сегодня «ТА» в память об Аркадии Шипунове приводит 10 самых интересных высказываний великого тульского оружейника.

Аркадий Шипунов
Аркадий Шипунов

О том, ради чего живёт человек

Одним из убеждений, которые я вынес за несколько десятилетий творческой конструкторской работы, стало то, что за деньги трудятся только очень примитивные люди. Такие по-настоящему хорошую технику никогда не сделают. Настоящие люди живут ради другого. Ради чего? Я всегда считал, что ради справедливого устройства жизни, ради того, чтобы каждый человек нёс свою долю ответственности за общее дело. Таким был дух нашей жизни!

О счастье

Иногда меня спрашиваю: чувствую ли я себя счастливым человеком? И я говорю: да. Я чувствую себя счастливым человеком с тех пор, как помню себя, и по сию пору, потому что всегда чувствовал себя свободным и никогда не прогибался. Человек счастливый занимается тем, к чему душа лежит, и его не погоняют каждый день. Счастливый человек живёт самостоятельно, по своему разумению. При этом, естественно, он на себя принимает и ответственность. Несомненно, что выбор пути должен соответствовать интересам окружающих, ты не должен вступать в противоречия.

О важности производства собственного оружия

Покупка дорогостоящей техники наносит экономический ущерб государству и финансирует зарубежный оборонно-промышленный комплекс. В армии, оснащённой зарубежной техникой, нарушаются порядок и требования к образцам ВВТ, к тому же возникает зависимость от внешнего рынка в данной отрасли, многие отечественные предприятия остаются без заказа. Академик Абалкин утверждал, что деньги, вложенные в оборонную промышленность, обращаются внутри страны 8 раз. И, в конечном счёте, эти средства достаются всем отраслям экономики.

Дмитрий Рогозин и Аркадий Шипунов, 2012 год
Дмитрий Рогозин и Аркадий Шипунов, 2012 год

О Третьей мировой войне

Крупные конфликты всегда приводят к пересмотру концепций вооружения армии по применению различных видов вооружения и, соответственно, стратегии и тактики. Если Первая мировая война была войной артиллерии, то во Вторую мировую это были танки и авиация. Третьей масштабной мировой войны, я думаю, не будет. Впрочем, если мы хотим смотреть правде в глаза, то, по сути, она идёт в определённом дисспативном (рассеянном) облике по регионам. Так вот, будущее — за высокоточным оружием, когда цель поражается одним выстрелом... Мне смешно, когда говорят, что новое высокоточное оружие слишком дорогое. Напротив, если стоимость исчислять в затратах на поражение одной цели, то оно очень дешёвое — в разы дешевле традиционной артиллерии. И в разы эффективнее, потому что чем поражают — стоит копейки, а что поражают — стоит золотых рублей и оценивается в десятки раз дороже.

О свободе творчества

Если фирма или человек могут сделать больше, нельзя ограничивать, надо позволить это делать. Кстати, это тоже один из постулатов науки: чтобы творить — человек должен быть свободен, ему не должны препятствовать в работе, он не должен при этом думать о хлебе насущном.

Владимир Путин и Аркадий Шипунов во время осмотра КБП, 2013 год
Владимир Путин и Аркадий Шипунов во время осмотра КБП, 2013 год

О «Панцире», которого ещё нет

Я считаю, что все сделанные нами разработки уже устарели. И я знаю, как сделать каждую из них ещё лучше. Вот закончил какой-то проект, вроде сдал его госкомиссии, но почти всегда сразу же бывал неудовлетворён. Ведь прошло время, появились новые идеи. Отсюда мораль: ни в коем случае не останавливаться! А самая дорогая система — это та, которая самая сложная и лучше других отвечает сегодняшним требованиям. Это «Панцирь», естественно, но новый, который придёт на замену тому, что поступает сегодня в войска. Тот, который ещё в голове.

Об оружии, которое не убивает

Неправильно думать, что из-за твоего оружия погибают люди. Думать нужно правильно. Оружие направлено на защиту страны. Какое же это разрушение? Вспомните, какой кровью была оплачена прошедшая Великая Отечественная война. Вот вы от этом думайте. Когда я вижу наше оружие, я понимаю, что теперь этой крови можно не допустить. Выходя из оккупации, мы попали под бомбёжку, и когда я лежал под немецкими бомбами и самолётами, которые на высоте 100 метров расстреливали нас, именно тогда пронзила мысль, что должна быть сила, которая остановит это зло.

Владимир Груздев поздравляет Аркадия Шипунова с 85-летием
Владимир Груздев поздравляет Аркадия Шипунова с 85-летием

О ЕГЭ и образовании

В институте, кроме образования, должны прививать культуру, воспитание, это происходит при личном общении студента и преподавателя. С этой точки зрения я считаю ЕГЭ неправильным инструментом. Да, можно проводить олимпиады внутри института на разные темы. И смотреть, кто больше набрал очков. Но это не говорит о глубине знаний и тем более не служит инструментом воспитания. К сожалению, и в науку хлынули «менеджеры-администраторы». Но, добиваясь докторских званий, они остаются чистыми администраторами в науке, отчего и уровень преподавания в вузах упал.

О том, каким должен быть начальник

Я глубоко убеждён, что нельзя быть начальником, не понимая толком, чем заняты подчинённые. Руководитель только тогда может стать уважаемым, когда он сам является специалистом и не оторван от основного дела. А это возможно лишь тогда, когда он пройдёт все ступени и, поднявшись на самую верхнюю, не забудет об остальных.

Мемориальная доска на доме №62 по проспекту Ленина в Туле
Мемориальная доска на доме №62 по проспекту Ленина в Туле

О времени и о себе

Мне нравится то время, которое я прожил. Понимаете, я видел всё: я родился во времена НЭПа, конечно, сам я этого не ощущал, но потом расспрашивал. Правда, НЭП в 1927 году шёл на спад. Я видел голод 1933 года. Стоял в очередях за хлебом. Да, очереди действительно были. Нормирование было, но тем не менее хлеб мы получали каждый день. Я видел голодающую деревню 1933 года и видел резкий подъём 1934 года. Я видел разваленную полностью промышленность. Собственно, Россия-то и не имела приличной промышленности, и всякие разговоры о величии России — сильно приукрашены. А за время революционных перемен, назовём их тоже перестройкой, разрушили и всё то, что было создано и накоплено при царе. И я помню это время. Я помню, как промышленность пошла вверх. Я помню, как развивалось образование, здравоохранение, культура. Я видел войну. Я не участник войны, мне было 14-15 лет. И поверьте, мы, пацаны, знали хорошо технику. И когда я сейчас смотрю, как подрываются на гранатах при уничтожении боеприпасов, я думаю: они понятия не имеют, как обращаться с оружием. Мы — умели.