Олег Кашин: Дюмина не назовёшь региональным бароном

В России началась очередная кампания по смене глав регионов, губернаторами становятся молодые московские чиновники.

Стоит ли ждать от них хороших новостей, прокомментировал журналист, колумнист Олег Кашин.

«В некоторых странах административно-территориальные единицы называют департаментами. Такое название сейчас отлично подошло бы российским областям, на наших глазах превращающимся из субъектов федерации буквально в департаменты одной огромной корпорации. Длившийся почти 15 лет переходный период губернаторского разнообразия, очевидно, закончился.

Российский губернатор начала нулевых — влиятельный политик (часто даже „политический тяжеловес“, как тогда было модно говорить), фигура, способная вести если не равный разговор, то, по крайней мере, торг с Кремлём. Губернатор конца десятых — молодой клерк, присланный из центра то ли с инспекцией, то ли с секретным заданием. О политическом весе речи давно не идёт, и вообще стоит ввести в оборот выражение „внешнее управление“, до сих пор применявшееся к предприятиям-банкротам и — в пропагандистских текстах на внешнеполитическую тематику — к странам, проводящим антикремлёвскую политику.

Теперь внешнее управление вводится в регионах — любой новый губернатор похож, прежде всего, на менеджера-чужака, который в отведённый ему срок должен навести порядок или, наоборот, в ударном порядке всё развалить и с чувством выполненного долга вернуться в Москву.

Когда-то в ходу было словечко „варяг“, которым называли пришлых назначенцев. Новый российский губернатор — варяг по умолчанию. Даже в Бурятии, которая в эти дни встречает нового главу республики Алексея Цыденова, назначенец — варяг, несмотря на его бурятское этническое происхождение. В регион Цыденов приехал из Москвы с должности замминистра транспорта, и в местных делах он новичок.
То же самое относится к назначенному в Пермь Максиму Решетникову — хотя значительная часть опубликованного диалога Владимира Путина с новым главой региона посвящена тому, что он „урождённый пермяк“, в родной город он возвращается московским чиновником.

До сих пор Решетников возглавлял департамент экономической политики в правительстве Москвы, и это позволяет многим комментаторам называть его ставленником московского мэра Сергея Собянина. Но и здесь есть натяжка: назначенный в 2010 году Собянин тоже пришёл в Москву варягом, чужаком, и до сих пор спорной остаётся сама его политическая субъектность. Даже пройдя в 2013 году прямые выборы мэра, Собянин остаётся, прежде всего, подчинённым Владимира Путина. Собянин несколько лет возглавлял его аппарат в Кремле и Белом доме, и есть ли у мэра Москвы право на собственные политические и кадровые интересы — до сих пор большой вопрос.

Этих людей уже не назовёшь региональными баронами. Алексей Дюмин в Туле и Антон Алиханов в Калининграде, Владимир Владимиров в Ставрополе и Андрей Воробьёв в Подмосковье, Сергей Гапликов в Сыктывкаре и Дмитрий Миронов в Ярославле — список назначенцев нового типа расширяется постоянно, и, очевидно, рано или поздно вся карта России окажется закрашена в цвета кремлёвских стен. Не будет ни региональных элит, ни региональных интересов — будут только интересы федерального центра, в лучшем случае позволяющие гадать, от кого приехал очередной назначенец — от Ротенбергов, от „Ростеха“ или лично от Путина.

К примете прошлого года, когда главами нескольких регионов подряд стали бывшие сотрудники личной охраны Владимира Путина (Алексей Дюмин, Дмитрий Миронов, Евгений Зиничев, ненадолго возглавивший Калининградскую область), добавляется новая. Типичный новый губернатор — непривычно молод, и когда очередной тридцатилетний или слегка за тридцать московский чиновник переезжает в незнакомый ему регион, трудно отделаться от ощущения, что сам регион здесь вторичен, а главное значение имеет ускоренный курс воспитания для госслужащих. Поработав в регионах год-другой, молодые назначенцы вернутся в Москву уже новым поколением государственных управленцев, готовых подхватить кремлёвское знамя из слабеющих рук нынешних высших чиновников.

Владимир Путин должен помнить, как „кадровая стабильность“ брежневского СССР привела к бесконечной серии торжественных похорон на Красной площади. Семидесятилетние старики сменяли друг друга на высшем посту в стране, чтобы, в конце концов, уступить его реформатору-разрушителю Горбачёву. Массовый привод на высокие должности молодых парней, выросших при Путине, очевидно, должен обеспечить плавную смену поколений во власти, чтобы продлить нынешние российские порядки как угодно долго.

Это остроумная и парадоксальная кадровая политика, но единственный её недостаток может оказаться роковым: Россия слишком огромна, чтобы управлять ей напрямую, как вертикально структурированной корпорацией. Отказывая регионам даже в символической субъектности, раздавая области и края перспективной, но никак не связанной с регионами чиновничьей молодёжи, Владимир Путин рискует оказаться однажды один на один с неуправляемой страной, когда местные элиты унижены и деморализованы, а назначенцы не в состоянии принимать решений без созвона с Москвой. Директивная смена поколений не решает никаких проблем, зато создаёт новые, превращая большую страну в систему вотчин», — пишет он для DW.