Фотограф Пётр Ловыгин: В Туле я вылепил Ждуна и детородный орган (видео)

Фотограф, блогер Пётр Ловыгин побывал в Туле и поделился своими впечатлениями.

Шаги в сторону порой необходимы в туризме. Как говорится «изменять зловониям Ганги и кварталу красных фонарей Медельина» с организованными экскурсиями в барские усадьбы, пыльные краеведческие и в прочий лубок. «Борделишные» и «питейные» подождут — пришло время слиться в едином туристическом порыве с народом.

Меня заманили затестить Тулу как «туристическое направление». Я получил на руки программу и прочитал по слогам под первым пунктом «цен-тр ре-мё-сел...». Никогда в моей практике это словосочетание не сулило ничего хорошего. Зачем мне этот садомазохизм? Но я взял в попутчики letohin и подумал, что уж вдвоем-то мы точно спасем даже такую унылую программу.

В конце концов ТАКОЙ Тулу показывают тысячам туристов. То есть с морем пряников, горами оружия и Львом Толстым. А, еще Левша и подкованная им блоха! Не будем забывать про эти тульские нановозможности. Блоху самолично можно посмотреть и сегодня. Ощутим все на себе, проведем над собой экспириенс, но в каждом месте первая мысль на местах: ну бля… ну нельзя же так!

Так вот прямиком с вокзала отвезли нас в центр ремесел. Пришлось терпеть. Его ошибочно поставили первым пунктом программы. Он задает какой-то недобрый тон вперед.

Первый час мы посвятили вылепливанию глиняных петушков. Это называется «филимоновская игрушка». Я вылепил Ждуна и детородный орган. На что работницы музея сообщили, что им такое не надо и их интересуют только петушки. В петушках уже весь центр. На всех полках! Разве что в туалете петушки не выставлены... Куда больше-то??? Ну вот вылепленные ждуны или раскрашенные в эти «филимоновские» цвета Гомеры Симпсоны им бы хоть «кассу сделали», а с петушками, уж простите, как сидели в жопе — так и будут сидеть. Грустно, девицы! Ну нельзя же жить в 21 веке, а мыслить 19-ым!… Потому что это никому не надо сегодня. Я не представляю людей, которые пойдут сюда добровольно. Тех же детей заставить смотреть на ткацкие станки или манекенов из соломы можно только силком.

Видно, что люди «горят» своим делом! И, старина, традиции — это конечно, всё прекрасно… Но так уныло «подавать» ее ну никак нельзя. Даже в крайне бюджетном варианте есть способы «лечения» ситуации. Коллектив «Иван Купала» взял точно такую же старину, но намиксовал это под диджейские сеты — и на тебе! вся страна запомнила, что «Кострома — государыня моя». Бабушки из Богом забытого удмуртского села перепели пару песен «Битлз» и вот они уже на печи въехали на Евровидение! Без адаптации к современности никакой олдскул сейчас не выживет.

Дальше мы поехали в Ясную поляну. Всю дорогу экскурсовод рассказывал про стратегию боевых действий, наводнивших Тулу во времена ВОВ. Им не было упущено ни единой подробности о танковых противостояниях, огневых ударах, при том что человек, рассказывающий это не производил впечатление отставного военного. Я был очень неподготовлен к такому экскурсу и потерял нить событий уже на первой минуте.

Мощный мужик! — он ведь правда верил, что кто-то, не зная тульской местности и не представляя ее карты, понимал о чем он говорил и осозновал, где стоял немец, по какой улице прошла пехота и так далее...  Вот он, этот мужчина тульской наружности.

У входа в усадьбу стоит два современных аппарата по продаже билетов на «посмотреть как жил граф». За углом располагалась «доисторическая касса» - в маленьком окошечке, в которое нужно просунуться с улицы.

Толстого я очень люблю. Но в его доме нас ожидала «новая партия старушек», которых, видимо, изготавливали на том же заводе, что и мумифицированных тетенек на эскалаторах в московском метро. Они в любое время года сидят в шали, зачастую в шапке (!) и смотрят весь день на бюст Льва Николаевича, стоящий в углу. Эти «шальные» ходили за мной, как зомби, по дому Толстого и запрещали снимать всё и вся. Я, если честно, так и не понял с чем связан запрет на съемку, при том что она запрещена в принципе, без возможности оплаты.

Во-вторых когда к тебе так категорично и даже враждебно относятся — ну чисто с убеждением, что я им что-то должен — да ноги моей в Ясной поляне больше не будет. Кстати Толстой под конец жизни сказал ровно то же самое. Нынешняя молодежь и так-то Толстого уже не читала... А эти музейные тетеньки еще и делают всё, чтоб даже я забыл сюда дорогу.

Недалече от Ясной поляны находится станция Щекино. По дороге до Щекино в рассказе экскурсовода до сих пор туляки героически оборонялись от немцев. В Щекино родился Игорь Тальков, а Лев Николаевич отсюда отчалил в последний путь. Вроде как здесь же бросилась под поезд прототип Анны Карениной. Как рассказывают.

Вокзал щёкинский очень красивый. Один из самых красивых, что я видел в России. Кабы не ядовитая надпись от РЖД.
В его темном зале ожидания толпились крестьяне, а в большой зале, куда крестьян явно не пускают (ибо больно чисто!) на рояле, под присмотром Толстого, играл мальчик.

Вот этот дядечка вообще жег. Он нас в портупее встретил еще на перроне, а потом с таким огнем рассказывал историю внука Толстого,что я сидел с открытым ртом.… короче на одном дыхании. Его лучше в видео посмотреть.

Потом дал померять бурку и папаху. И всем подарил свою книжку. Меня, правда, почему-то обделил, но я не в обиде.

Это первая часть. Во второй будет много оружия и пряников, на которых я тоже изобразил фаллические символы. Но пока что такую Тулу гостям показывать не рекомендуется. Это очень уныло, вымученно, совково и чувствуется, что туристическая отрасль вообще не заинтересована в гостях. При том, что с Тулой у людей гораздо больше подкожных ассоциаций, чем с каким-либо другим провинциальным городком. Есть на чем сыграть — да не знают как.

Источник