«Дочка» «Ростеха», с которой связан Ротенберг, построит по соседству с Тульской областью мусоросжигательный завод

03.03.2017 15:18

Вокруг Москвы построят несколько мусоросжигательных заводов. Greenpeace бьет тревогу и уверяет, что это грозит резким ростом заболеваемости раком.

В 2017 году, который объявлен Годом экологии, в России стартует правительственный проект «Чистая страна». Его цель — уменьшить количество свалок и тем самым улучшить качество жизни четырех с лишним миллионов человек.

Однако экологи уверены, что проект, наоборот, вызовет вспышку заболеваний, в том числе онкологических, из-за выбранного для борьбы с мусором метода — его будут сжигать. Для это построят четыре мусоросжигательных завода вокруг Москвы и еще один — в Татарстане. Стоимость проекта составляет 150 млрд руб., 120 из которых привлекут в виде кредитов, еще 30 внесут инвесторы, пишет «Коммерсант».

Напомним, ранее сообщалось, что один из таких заводов разместится на границе с Заокским и Ясногорским районами Тульской области.

Всего два года назад правительство выступало против этой идеи. Тогда построить в области сразу 15 заводов предложила «дочка» госкорпорации «Ростех» «РТ-Инвест», известная по внедрению системы «Платон». 50% компании «РТ-Инвест Транспортные системы», оператора системы «Платон», принадлежит владельцу Тульского патронного завода (с 2017 года), олигарху Игорю Ротенбергу.

С марта прошлого года идею лоббирует бывший глава президентской администрации, а теперь советник по экологии Сергей Иванов. Уже в декабре он говорил об этом как о решенном и совершенно безопасном деле: «Такие заводы в ряде стран расположены в центре мегаполисов и никакого вреда окружающей среде не наносят. У нас на сегодняшний день при поддержке одного из мировых лидеров в этой сфере – это японская компания Hitachi — планируется построить заводы силами госкорпорации «Ростех»».

В Москве уже работают три мусоросжигательных завода, два из них — с 70-80-х годов. Судя по экологической карте столицы, это далеко не главный источник загрязнения воздуха, но власти уже решили закрыть предприятия.

В Минприроды и Минэкономики не раз подчеркивали, что сжигание мусора — метод дорогой и неэффективный. Он вреден он по определению, уверен руководитель токсической программы Greenpeace Алексей Киселев: «Можем написать и ноль в регуляцию, но, к сожалению, таких заводов не существует. Выброс завода не может прекратиться. Если смотреть на исследования людей, которые проживают во Франции, зафиксировано увеличение на 44% количества случаев саркомы мягких тканей, на 27% — количества лимфом. Есть статистические данные про рост в 6,7 раз вероятности смерти от рака легкого в Италии. Приблизительно на 37% рост смертности от рака печени — это данные по Великобритании».

Сторонники идеи уверяют, что загрязнение, например, от автотрасс в десятки раз выше. Кроме того, свалки отравляют воздух и воду.

Вред от завода можно было бы уменьшить, правильно его расположив, считает исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев: «Действительно, риск не только рака, но и других заболеваний повышается у тех, кто живет рядом с заводом. Речь идет о 3-4 км примерно. Но если завод достаточно удален, то большого риска нет. Речь идет о 6, 7, 20% относительного риска, поймите, это не абсолютный риск. Абсолютный риск — это берешь 100 тыс., смотришь, сколько из них заболело в течение года. Относительный риск — это насколько он отличается в среднем от всей страны».

В Европе, на опыт которой ссылаются авторы «Чистой страны», чрезвычайно опасными такие предприятия не считают. Почти половина Парижа, например, отапливается за счет сжигания мусора. Тем не менее, мировая тенденция — переход к максимальной переработке. Во-первых, вредны не только выбросы, но и зола, остающаяся от сжигания. Ее меньше по объему, но она более токсична. Во-вторых, сжигание — это дорого. Строить заводы в Подмосковье планируется за счет частных инвестиций, но возвращать их будут через льготные цены на энергию и тепло. Это, по оценке экспертов, приведет к росту цен на электроэнергию для предприятий. При этом электричество, которое будут вырабатывать мусоросжигательные заводы, России не нужно — его и так профицит. Наконец, сжигать вторичное сырье — значит выбрасывать деньги на ветер.