Гаскаров: Задача гражданского общества — научить власть понимать, как работает демократическая система

0

Фигурант «болотного дела» Алексей Гаскаров, в этом году освободившийся из колонии в Новомосковске, рассказал, как отбывал наказание.

«Само по себе лишение свободы невыносимо. То есть, в 2010 году я бы сказал, что самое невыносимое — это условия, которые в тюрьме. Сейчас, условия более-менее , можно добиться многого в плане условий. Я в колонии преподавал, мы повесили себе там большой экран, у нас был проектор, мы устроили себе кухню, спортзал сделали, баскетбольное кольцо себе там повесили.

Основное — это сам факт лишения свободы. Немногие осознают, что такое жить в некоем ограниченном пространстве, ходить в этой одинаковой одежде, подчиниться этим правилам с кучей всякого бреда. И самое главное — не видеть близких, не иметь возможности заниматься тем, чем ты хочешь заниматься.

Уголовный кодекс гораздо более жестокий, чем в других странах. Понятно, что, если бы были дебаты по судебной реформе, то либерализация законодательства стала одной из основных проблем и можно было бы легко обосновать, почему это надо сделать. Сейчас в обществе этого не понимают. То есть все согласны, что есть преступники, которых надо наказывать, но соотношение содеянного и наказания — неадекватно. Например, половина людей сидят по статье 228 и это очень не очевидная общественная опасность.

Я сидел с человеком, ему 19 лет, он скачал рецепт амфетамина , они сами дома его сделали и кто-то из них оказался агентом ФСКН, их посадили и вменили им лабораторию и распространение. И ему дали 19 лет. За что? То, что они сделали, оказалось в итоге какой-то дрянью, у них не очень хорошо получилось. Есть составы, которые сложно оценить. Например, когда человек украл миллиард. Ты понимаешь, что любому россиянину, чтобы заработать миллиард, жизни не хватит. Поэтому, как оценить воровство миллиарда?» — рассказал он в интервью «Открытой России».

В то же время, по оценкам Гаскарова, в России сидит малое количество невиновных людей.

«Может быть один процент невиновных. Они не то, что невиновны. Например, я что-то сделал, просто мне накрутили гораздо больше, чем я сделал. То, что накручивают, это факт. Но тех, кто вообще ничего не сделал и там оказался, их мало. Либо конкретная подстава какая-то. Очень много составов, когда общественная опасность неочевидна, и непонятно, зачем люди там сидят. Это не геройство. Стремиться попасть в тюрьму — это неправильно. Понятно, что иногда этого не избежать. Это не должно останавливать в борьбе за какие-то права. Но понятно, что надо это минимизировать, и что не надо совершать никаких очевидных глупостей . Тюрьма — это некоторое испытание, надо пройти эту историю и выйти из нее достойно. Но, опять же, никто не вникает, что такое „просидеть достойно“», — считает он.

Активист поделился своим видением на развитие гражданского общества и его взаимоотношения с властью.

«Иногда, если ты хочешь добиться какого-то результата, надо выходить за некие рамки, которые тебе власть отвела. Задача гражданского общества — научить власть понимать, как работает демократическая система. Зачем вообще нужны акции протеста и право на свободу собраний? Важно, когда на эти акции есть какая-то реакция. Путин всё это воспринимает так, что вот в Конституции прописана какая-то неудобная история- свобода собраний, ну пусть они собираются. Должно же быть как? Не просто раз в четыре года проголосовали за президента и парламент и забыли про них?

Постоянно нужна какая-то обратная связь с обществом. И это прописано в праве на свободу собраний. А у нас делают всё, чтобы этот механизм не работал. Придумывают кучу ограничений, чтобы нельзя было нормально провести акцию протеста. Никогда на неё не реагируют, поэтому что остаётся тем, кого действительно задевает та или иная ситуация? Почему валютные ипотечники, дальнобойщики, жители пятиэтажек очень быстро уходят с этого разрешённого формата мероприятий? Перекрывают дороги: они понимают, что митинг валютных ипотечников возле памятника Карлу Марксу в Москве никому не интересен. Послание дальнобойщиков Госдуме тоже не сработает. То есть, власть сама вынуждает людей выходить за рамки. Право на свободу собраний бесполезно, если это просто декорация», — подчеркнул Гаскаров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here