Наталья Поленова: Не хочу превращаться в номенклатурного руководителя

19.06.2017 12:54
0

С 25 июня по 30 июля в музее-усадьбе Поленово на Оке пройдёт фестиваль «В поисках Земли обетованной», посвящённый путешествиям художника Василия Поленова в Палестину.

О фестивале и музее рассказала его руководитель и правнучка художника Наталья Поленова.

«Я руковожу музеем-усадьбой уже пять лет. А до этого, после смерти отца, эту должность занимала моя мать, Наталья Николаевна Грамолина, человек в музейном сообществе по праву знаменитый и – как теперь говорят – знаковый. Я получила усадьбу, так сказать, из её рук, стараюсь по мере сил блюсти традицию, но и привносить новое: делаю больший акцент на научной деятельности музея, популяризирую его за рубежом и вот – осваиваю практику летних фестивалей.

Но при этом, конечно, не хочу превращаться в номенклатурного руководителя и остаюсь открытой современной культуре. Я училась в Париже в Школе Лувра, стараюсь, по мере возможностей, бывать на различных арт-ярмарках и биеннале, и вообще „держать руку на пульсе“. Так что сама судьба вылепила меня так, что я совмещаю привычное мне с детства деревенское житьё с бурным течением современной жизни. Это – самое мое органичное состояние. А потому, когда я встречаю людей с живыми идеями, я стараюсь вовлекать их в орбиту своих планов и деятельности. Так постепенно вокруг формируется команда, которой я очень дорожу и на которую рассчитываю в продвижении поленовских идей и культуры. И как радостно, когда всё получается и мы начинаем понимать друг друга с полуслова! Тут важно не стараться „объять необъятное“ и не замахиваться на какие-то мегапроекты, но локально и скрупулезно реализовывать то, что соразмерно возможностям.

Наш музей-усадьба – жемчужина отечественного усадебного искусства. Но и шире: ведь Василий Поленов был европеец, знал европейскую культуру не хуже русской и всё это привнёс на берег Оки, в облюбованное им место. Наша усадьба – единственная, которую после революции не разорили, в войну не сожгли, она сохраняется практически в первозданном виде. Тулякам повезло, что они имеют в своей губернии не только прославленную Ясную Поляну и доблестное Куликово поле, но и такое творческое художественное гнездо, как Поленово. Я побывала во многих аналогичных усадьбах Европы, и надо сказать, что ни мы, ни связанное с Поленовым Абрамцево никак не уступаем европейским музейным собратьям.

Поленово живёт немного наособицу: у нас более камерный, человечный, лишённый музейного официоза климат. Каждый, кто сюда приезжает, чувствует здесь себя как дома. Но при этом хотелось бы, чтобы гости не думали, что здесь просто место массового отдыха, а уезжали отсюда культурно обогащёнными поленовскими идеями. Появляется у нас и новый контингент посетителей. Вот на днях приезжала, например, группа студентов Высшей школы экономики. И не из праздного любопытства, а с экологическим самозаданием: очищать берега Оки. Так что мы рассчитываем на то, что у нас и впредь будет бывать молодёжь, готовая совмещать „приятное с полезным“, то есть с конкретной помощью нашему заповеднику. Ведь благодаря знакомству с усадьбой они проникаются поленовской атмосферой, заряжаются духом культурного единства и братства.

В последние годы мы осуществляем новый проект POLENOVO A-I-R PROGRAM: у нас стали бывать художники из Европы, они живут и работают в художественных мастерских музея, а созданное ими мы затем организуем в выставки. Так поленовское братство выходит за пределы России и распространяется по культурному миру. Мой муж, известный поэт Юрий Кублановский определяет свою творческую задачу как „новизна в каноне“. Мне очень по сердцу это определение! И в Поленове мы добиваемся у себя того же: соединения новаторства и традиции, современности с дореволюционной культурой. Это – мемориальная усадьба и, конечно, мы поддерживаем её в подлинном состоянии, какое было и при её основателе и хозяине. Но при этом современность у нас как-то на удивление легко вписывается в прошлое, и игравшие в прошлом году на Неделе франкофонии французские рок-музыканты отнюдь не выглядели „белыми воронами“ в наших пенатах.

Поленов задумывал здесь не музей для избранных снобов, но воистину народное место: с народным театром, библиотекой, школой и храмом. Знаете, я думаю, что если бы русские помещики проводили ту же культурную политику, что и Василий Дмитриевич, иным мог бы стать ход русской истории сто лет назад... В двух километрах от своей усадьбы, в живописнейшем месте на высоком берегу Оки Поленов по собственному проекту возвёл церковь в новгородском стиле. И хотя большевики её потом, конечно же, закрыли и разорили, сегодня она восстановлена силами сотрудников музея, сегодня там идут службы и звучит колокольный звон. Там же находится и семейный некрополь Поленовых – прямо на сельском кладбище. Меня тоже крестили здесь – прямо на берегу Оки, уже в зрелом возрасте.

Поленов – характернейшая фигура в русской культуре, он – универсалист: и живописец, и архитектор, и композитор, и просветитель, и ещё и прекрасный семьянин. Именно благодаря его кисти и появилась усадьба Поленово. На деньги, вырученные от продажи своего знаменитого полотна „Христос и грешница“, приобретённого государем Александром III, Василий Дмитриевич купил тут землю и выстроил свой легендарный усадебный ансамбль... В воспоминаниях Марины Цветаевой есть эпизод, когда они всей семьей приезжали из Тарусы в Поленово, и Василий Дмитриевич снимал с полки свои маленькие этюдики, своего рода открытки, подписывал их и дарил гостям в память о посещении дома. Эти чудные миниатюрки сегодня у знатоков в большой цене.

Поленов любил подчеркнуть ремесленное начало в своём творчестве, для него ремесло не было пренебрежительным словом, а означало добросовестность, трудолюбие и умение организовать свою жизнь как трудовое культурное послушание. И в образе Христа Поленов видел в первую очередь именно эти жизненные начала и ими наделял тот образ Иисуса, который является для его творчества во многом определяющим. Вся вторая половина жизни художника связана с его главным замыслом: отобразить земной путь Спасителя „в музыке, в живописи, в слове“. Но – увы! – советские идеологи в своё время сделали из Поленова только передвижника и пейзажиста. А религиозная сторона его творчества в целом оставалась „за кадром“ и возвращается в русскую культуру только теперь. Сегодня для нас это стало приоритетом. Не подумайте, однако, что я пытаюсь как-то умалить несравненную прелесть таких его шедевров, как – к примеру – „Московский дворик“ или „Бабушкин сад“. Разумеется, эти картины принадлежат к вершинным достижениям нашей живописи! Просто мы хотим отдать должное творческому диапазону художника.

Поленов был не какой-то „добрый дедушка“, о котором все вспоминают с умилением, а человек волевой, выносливый, сильный, а в молодости даже весьма богемный. Он совмещал в себе русские начала: любовь к фольклору, русскому эпосу и национальной архитектуре – с европейской выучкой: знал шесть языков и недаром дружил с Иваном Тургеневым, этим русским европейцем в нашей литературе. Но куда бы его ни заносила судьба, он всегда возвращался сюда, в среднюю полосу России, где в конце концов и обосновался со всей европейской основательностью.

Василий Дмитриевич был, конечно, сыном своего времени. И согласно этому времени, видел в Иисусе Христе прежде всего народного пророка и гуманиста, а не то сверхъестественное, что отражает в образе Спасителя русская икона. Намного больше, чем иконы, повлияло на него монументальное полотно Александра Иванова „Явление Христа народу“. Именно такой очеловеченный образ Иисуса Христа был близок в ту пору многим — например, Льву Толстому и Николаю Лескову. В „Христе и грешнице“ влияние Александра Иванова заметно именно в силу этих тенденций. У нас в музее выставлен угольный вариант легендарной картины. И каждый, кто его видел, думаю, его помнит.

Незадолго до смерти художник говорил своему сыну Дмитрию, что хотел бы ещё раз побывать в Палестине. И вот теперь мы своим фестивалем хотим сделать так, чтобы Земля обетованная как бы „пришла“ в Поленово. Скажете, дерзкий замысел? Но мне нравится менять привычные стереотипы. В прошлом году мы уже представили разнообразную франко-русскую программу, отдавая таким образом дань жизни и работе Поленова во Франции: в Нормандии и Париже. Начинание не осталось незамеченным: нас поощрил журнал „Мир музея“ престижной премией имени Юрия Петровича Пищулина (до своей недавней кончины много лет возглавлявшего этот прекрасный журнал). Логично, что в этом году мы обратились к Святой Земле, с которой у Поленова столько связано! Мы уже снимали об этом фильм („Евангельский круг Василия Поленова“, режиссёр Елена Якович), я несколько раз прошла тропами Поленова на Ближнем Востоке, и так родилась эта идея.

Последней каплей стал подарок губернатора Тульской области Алексея Геннадьевича Дюмина – поленовская картина „Тивериада“. Символично: мы задумали фестиваль, посвящённый Святой Земле, и вот она сама пришла к нам в музей в виде картины. Главным событием фестиваля, безусловно, станет открытие выставки „Василий Поленов на Святой Земле“. На сегодняшний день мы ни разу не собирали вместе и в таком объёме предметы нашей музейной коллекции, связанные с ближневосточными путешествиями художника. Мы организовали даже небольшой пример межмузейного сотрудничества – одна картина („Исаак Левитан в восточном костюме“ В. Д. Поленова) предоставлена нам для фестиваля чеховской усадьбой Мелихово... Хотелось бы верить, что впоследствии эта экспозиция заинтересует и других наших коллег – российские и зарубежные музеи, с целью будущего проведения совместных выставочных проектов. Конечно, фестиваль «В поисках Земли обетованной» не носит какого-то ярко выраженного национального, конфессионального или иного оттенка. Это именно праздник искусства и культуры с опорой на ту Землю обетованную, которую не только в реальном, но и в символическом смысле так страстно мечтал обрести художник», — рассказала она.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ