В Тульской области вымирают сёла, а фермеров сменяют крупные компании

Пустые дома, разрушенные коровники, остовы бывших сельхозстроений... Этот ставший уже привычным пейзаж можно видеть не только в Тульской области — по всей Центральной России, стоит только свернуть с трассы на местную дорогу.

Правда, в последние годы всё чаще то тут, то там встречаются молодые, недавно разбитые сады, новенькие, отделанные на европейский манер агрокомплексы. Но являются ли эти приметы развития сельского хозяйства свидетельством возрождения деревни? Есть ли сегодня возможность сохранить село и как социум, и как место сосредоточения экономически активного населения?

Елена Шулепова из «Российской газеты» задаётся вопросом, как сделать, чтобы россияне оставались жить и работать на селе.

"Поехать летом в деревню к бабушке у многих, пожалуй, уже не получится. Сельское население в Тульской области за последние десятилетия сократилось почти в три раза, причём большая часть сегодня проживает в районных центрах. По статистике, основной отток сельского населения приходится на 70-е годы прошлого столетия. Хотя заметно это стало только через четверть века — до 1990-х годов деревня ещё как-то держалась. В связи с этим вспоминается разговор бывшего главы администрации Белёвского района Алексея Глаголева с местной старушкой, свидетелем которого стала автор этих строк. Бабушка жаловалась, что молодёжи в селе нет. «А не ты ли в своё время говорила дочери: „Если не хочешь всю жизнь коровам хвосты крутить, уезжай в город?“, — отвечал ей чиновник. — Она и уехала, а внуки теперь — городские, им деревенское житьё непривычно». Бабулька только кивала головой, понимая: кто сбежал от скудной жизни, не вернется. А в глазах — тоска: хотела для детей лучшей доли — тяжек крестьянский труд, но никак не думала, что спустя годы останутся в родной деревне «три калеки с половиною»", — пишет она.

«Деревня начала умирать вовсе не в 90-х, а раньше. По простым причинам — нет дорог и газа. К тому же дома на селе в конце прошлого века для крестьян строили на центральных усадьбах. Вот и опустела деревня. Сто лет её убивали — с тех пор, как начали с кулаками бороться», — считает общественный деятель, депутат белёвского райсовета Николай Матвеев.

По его словам, привычка к крестьянскому труду осталась, наверное, только у стариков. Но у них уже просто сил нет скотину держать, огородом заниматься. А тем, кто помоложе и поздоровее, легче поехать работать охранником — в Тулу или Москву.

С кадровой проблемой сталкиваются и фермеры. По их словам, сегодня хорошего механизатора, комбайнёра в деревне трудно найти, хотя и заработки вроде бы нормальные. Увы, отток людей из небольших поселений в более крупные продолжается до сих пор. Порой этому способствуют местные власти, причем вроде бы из лучших побуждений. К примеру, в селе Казановка Кимовского района по программе расселения ветхого жилья переселили людей в город.

«Почему в деревне не построить дом со всеми удобствами? Там же есть и газ — недавно провели, дорога, электричество. А сейчас будут всё бросать. Это поддержка села? Из-за этого у меня двое комбайнёров уехали в город. Рядом с Казановкой несколько хозяйств, а рабочая сила уезжает. Тракториста найти проблема. На трактор сажаю людей, которые вообще не имеют отношения к технике. А что делать? Поля не обрабатывать? Вот на свой страх и риск сажаешь. Безвыходная ситуация», — возмущался глава крестьянско-фермерского хозяйства Валерий Супонин.

«Было бы лукавством сказать о том, что в личных подсобных хозяйствах наблюдается рост. К сожалению, в этом сегменте обратная картина. Это общая тенденция. Она обусловлена рядом факторов. Вместе с тем мы стараемся поддержать тех, кто продолжает заниматься своим личным подсобным хозяйством: выплачиваем субсидии на литр реализованного молока, компенсируем часть затрат предпринимателям, приобретающим и устанавливающим молокоприёмные пункты на селе для организации сбора молока от частных хозяйств, стимулируем переход подсобных хозяйств в разряд фермеров путём реализации соответствующей программы», — пояснил ситуацию корреспонденту министр сельского хозяйства Тульской области Дмитрий Миляев.

По словам Миляева, за последние несколько лет посевная площадь в регионе стабильно увеличивается на 35-40 тысяч гектаров ежегодно. Так, в 2017 году, по предварительным данным органов статистики, общая посевная площадь составила без малого 870 гектаров, что превышает уровень прошлого года более чем на 40 тысяч.

В регион заходят крупные компании, распахивающие заросшие берёзками земли. У них современная техника и технологии. Но это бизнес, а не благотворительность — заниматься поддержкой инфраструктуры на селе, как это было в пору колхозов, да и вообще поддерживать жизнь в деревне им невыгодно.

«Большим компаниям не интересно, как люди в деревне живут. Они присылают рабочих вахтовым методом в командировку. Привезли комбайны, комбайнёров на микроавтобусе, те в общежитии или у частников живут, работают. Сделали дело — уехали. Агрохолдингам всё равно, какие дороги, есть там школа или ФАП. Не будет людей, им ещё лучше. А мы хотим деревню сохранить! Мы не против холдингов — пусть живут. Но нельзя только на них акцент делать», — считает исполнительный директор тульского отделения АККОР Вячеслав Андриянов.

По словам фермеров, чиновникам проще работать с крупными компаниями, а потому на долю мелких местных производителей приходится меньше и денег, и внимания. А ведь именно фермеры живут на этой земле, они как раз больше всего заинтересованы в притоке экономически активного населения в деревню.

Но региональные власти этот упрёк в свой адрес не принимают. По заверению Дмитрия Миляева, правительство Тульской области заинтересовано не только в реализации на своей территории новых инвестиционных проектов в сфере агропромышленного комплекса компаниями, приходящими извне, но и в развитии действующих сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств.

«Вовлечение земель в оборот, увеличение посевных площадей осуществляется как силами новых инвесторов, так и давно действующими предприятиями, включая фермерские хозяйства», — подчёркивает чиновник.

Отвечая на вопрос: «Что необходимо для возрождения деревни?» — Дмитрий Миляев назвал два основных фактора. Это обеспечение людей работой — источником дохода и создание комфортных условий жизни на селе. Решение первой проблемы министр связывает с реализацией крупных инвестиционных проектов. Это и строительство птицеводческих и животноводческих комплексов, тепличных хозяйств, перерабатывающих заводов и производства кормовых добавок.