Тульский прокурор с 40-летним стажем: Наша губерния — единственная, где сидели три губернатора

«МК — в Туле» взял интервью у Акопа Касумяна, который много лет проработал заместителем прокурора Тульской области.

Касумян закончил юрфак Киевского университета. После службы в армии в группе советских войск в Германии приехал в Тулу. Его отправили стажёром в щёкинскую районную прокуратуру, затем следователем в Пролетарский район, потом — в Заречье.

Через год стал старшим следователем областной прокуратуры, занимался расследованием уголовных дел о взятках и других должностных преступлениях. Почти десять лет работал заместителем прокурора области, затем — помощником по обеспечению собственной безопасности.

«После университета меня звали на работу и в ФСБ (тогда КГБ СССР), и в милицию. В ФСБ очень активно звали, говорили, языки знает. Я после выпуска из ВУЗа в 1970 году знал 7 языков: русский, армянский, украинский, грузинский, немецкий, английский, турецкий. Но во всём нужна практика», — рассказывает Касумян.

В Туле молодого юриста принимали настороженно: начальники присматривались и, на всякий случай, поручали самые сложные дела — взятки, приписки, пишет «МК».

«Такого, как сейчас, конечно, не было. Дела о взятках и близко не приближались к сегодняшним размахам. Я до сих пор помню, как привлекал продавщиц мебельного магазина в Заречье за то, что те гарнитур на 20 рублей дороже продавали. Но, такова была жизнь. Правда, было одно уникальное дело, про которое писали „Известия“! А „Известия“ — это ого-го, правительственная газета! Статья называлась „Не отходя от кассы“: банковские работники Новомосковска, чтобы выполнить план по наполнению бюджета, давали торговым организациям кредиты, которые те сдавали обратно в банк как торговую выручку. Трёх сотрудников тогда привлек, в том числе начальника отделения», — вспоминает он.

А в 90-е, которые принято называть «лихими», в Туле были те же проблемы, что и во всей России?

«Всё было! В районе Зеленстроя гранаты вместе с отрубленными головами кидали, на зареченском мосту перестрелки... В Туле, да, было тоже самое. Я вот чем был поражён! Недавно умер Николай Новиков, мне сообщили. Бандит бандитом. По-моему, я давал санкцию на его арест. В тюрьме был человек, а его выбрали депутатом и привозили в наручниках на заседания Думы. (Николай Новиков был арестован в 1994 году по обвинению в вымогательстве (по формулировкам 90-х — за рэкет). Находясь в СИЗО, Новиков в 1996 году избрался депутатом Тульской областной Тумы, а потом баллотировался в Госдуму и на должность мэра Тулы — „МК“). Мало того, что он стал депутатом Думы, так он был в комиссии по законодательству, по-моему, и подписывал постановления президента на представления судей. Сразу после того, как его арестовали, у стен прокуратуры начали собираться митингующие с плакатами: „Свободу Новикову“, „Руки прочь от Новикова“. А потом прямо сюда же приезжали некоторые люди, платили за „отработанное“, сворачивали плакаты и уезжали», — рассказывает Касумян.

Сегодня прокуратура — практически единственное ведомство, от которого узнаешь реальные факты о положении дел в регионе. «Практика умалчивания» и позитивных новостей — особенность не сегодняшнего дня?

— Вы сами ответил на свой предыдущий вопрос, почему я выбрал прокуратуру. Я лично давал санкции на арест минимум трёх или четырёх замов глав администраций. Что характерно, ну, ничего не боятся после этого! Тульская — единственная из губерний, где сидели в тюрьме три губернатора. Я давал санкцию на арест Севрюгина и направлял дело в суд. Начальников милиции привлекали. Но за сорок лет моей работы в прокуратуре единственный раз следователь взяла взятку рублей 300. И это было очень давно. Прокуратура — орган, преданный закону, в этом я ни чуть не сомневаюсь.

А административный ресурс в работе сильно мешал?

— Вы знаете, если честно, предельно откровенно... — вообще не мешал! Вообще! Единственный раз был случай, очень нейтральный случай, когда мне лично позвонил первый секретарь райкома. А почему позвонил: приехали в Тулу детишки высокопоставленных депутатов Верховной рады Украины, и первый секретарь райкома партии Центрального района Рыбак попросил быть повнимательнее к ним. Больше ничего никогда не было! А ещё один раз я поцапался с Василием Стародубцевым, я уже и забыл по какому вопросу. Тут сижу я на работе, обязанности прокурора области тогда исполнял, весь загруженный и вдруг звонок. Беру трубку: «Акоп, привет. Это зампрокурора России...», — и представляется. Спрашивает, «что там у тебя с губернатором?» Я ему чётко-конкретно отвечаю. На другом конце провода: «Ты прав. Но у меня к тебе одна просьба, скажи Стародубцеву, пусть он мне больше не звонит!», — смеётся Касумян.

За сорок лет в тульской прокуратуре у Акопа Касумяна накопились некоторые награды, но особенно он дорожит тремя: орденом Александра Невского, наградным пистолетом с именной надписью от генпрокурора России Юрия Чайки, и особенно благодарственной грамотой от губернатора Волгоградской области за мужество и отвагу.

— До сих пор вспоминаю с содроганием, за что удостоился этой реликвии. Картина ужасная, вспоминать не хочется. Полпервого ночи: звонит мне дежурный генеральной прокуратуры, спрашивает, где ваш прокурор, почему он не отвечает. «На территории вашей области пропал с радаров самолёт». Из Алёшни до здания прокуратуры я долетел минут за 20. Провели экстренное совещание и сразу на место. Кто-то выдвигал версии технической ошибки, я сразу сказал — теракт: нашли босоножки, белые с блёстками, такие только нацмены носят. Потом и террористку нашли. Я первым и допрашивал человека, который дежурил в этот день в аэропорту и доставал по блату билеты... Но куда смотрела милиция? Идёт чеченка в белой одежде! Белый цвет у них траурный, как мне потом сказали.

(Трагедия с взрывом на борту Ту-134 произошла в районе 11 часов вечера 24 августа 2004 года у села Бучалки Кимовского района. Самолет упал совсем рядом от сельской школы и жилых домов. После первого же осмотра выяснилось: Ту-134 еще в воздухе раскололся на две части, закрутился на месте, перевернулся и плашмя упал вниз с высоты 9500 метров.)

Сегодня вы в отставке, или запасе, как вернее? Но тем не менее, всё равно в строю?

— Слово «запас» мне нравится больше, чем «пенсия» (смеётся). Да, я в строю, слежу за тем, что происходит в прокуратуре области. Встречаюсь, ко мне приезжают, иной раз молодые коллеги просят совета. Да, что там, из соседних областей звонят приглашают в гости.

Прокуратура Тульской области в эти дни празднует 240 годовщину учреждения ведомства указом Екатерины II. Первым губернским прокурором в сентябре 1777 года был назначен Василий Ксандрович Небольсин. В разные годы должность губернского прокурора, а после проведения судебной реформы 1864 года — должность прокурора Окружного суда Тульской губернии занимали 11 прокуроров.

Непосредственно под надзором губернского прокурора было Тульское губернское полицейское управление, созданное в 1798 году, и Тульское губернское жандармское управление, созданное в 1867 году. В послевоенные годы прокурорами области были Хламов Н. Н. (1946—1948), Наговицын К. С. (1949—1963), Аболенцев В. А. (1963—1969), Копейко П. А. (1969—1983), Аринин В. И. (1983—1988), Восмерик А. М.(1988—1994), Седухин А. В. (1995—2001), Ханжин В. И. (2001—2007), Черныш О. В. (2007- 2015 ), Козлов А.В. (2015 — н. в).

Загрузка...

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Девяностые... Творилась лютая жесть… Только народ не путайте: сидит у нас Дудка, все остальные из других вообще регионов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here