В Тульской области до революции расхищали леса

До революции в Тульской области «пилили» леса ради наживы, говорится в материале «Коммерсанта».

После Октябрьской революции все леса вместе с другими природными ресурсами были национализированы. Лесная стража, боровшаяся с незаконными порубками, была разоружена и частично разбежалась. Таким образом, контроля за лесоразработками практически не стало. Но в России он никогда не был особенно эффективным, учитывая масштабы лесного хозяйства, а также народные традиции.

Специалисты отмечали, что леса, принадлежавшие частникам и сельским общинам, чаще всего разрабатываются хищнически. В деревнях лес рубили нещадно, но до городов он не доходил из-за нарушения транспортного сообщения. Это привело к топливному кризису начала 1920-х годов.

После Февральской революции в большинстве губерний лесную стражу заменяли на выборных представителей из крестьян. Номинальными распорядителями лесных угодий становились волостные советы и земельные комитеты. На деле же доступ к лесоразработкам практически никак не ограничивался.

После Октябрьской революции новая власть начала «оптимизировать» лесничества и их служащих увольнять как «бывших царских чиновников». В июле 1918 года была принята Конституция РСФСР. «Все леса, недра и воды общегосударственного значения» статья 2 объявляла «национальным достоянием».

Крестьяне эту социалистическую реальность поняли по-своему: раз нет собственника, следовательно, лес можно рубить всякому и где вздумается. К тому же они традиционно считали лес общим.

Незаконные лесозаготовки развернулись даже в лесопарковых массивах вокруг столицы. Сообщения о вырубке леса, которыми пестрели газеты и отчеты госучреждений, напоминали фронтовые сводки.

К середине 1920-х в некоторых центральных губерниях леса были вырублены на 15–20 лет вперёд. Незаконной рубкой промышляли не только частные лица, но и государственные организации — в этой же губернии они за 1921–1922 годы самовольно заготовили 7,5 тыс. кубометров леса.

В Калужской губернии в результате нелегальных порубок была практически уничтожена липа — источник таких материалов, как мочало, лыко, луб. В Тамбовской губернии потери составили до 67 тыс. гектаров строевого и дровяного леса, в «степных» уездах многие лесные дачи вырубили подчистую. В Смоленской губернии в 1922 году было произведено 6468 незаконных порубок с убытком на сумму около 6,2 млн золотых рублей.

Как показало расследование Богородицкого райлесхоза Тульской губернии, в 1922 году порубки осуществлялись жителями ближайших к лесным площадям деревень (Алмазово, Ольховец, Алексеевка, Милославщино) не «ради нужды», а с целью наживы. Пользуясь бездействием лесной стражи, они занялись выгодным сбытом краденого леса в соседнюю Рязанскую губернию. Почти в каждом крестьянском хозяйстве Богородицкого уезда имелся готовый сруб под сарай или дом.

Объявленная правительством в апреле 1918 года монополия внешней торговли нисколько не мешала деловой активности населения. В условиях нестабильной власти жители приграничных губерний, поддерживаемые «зарубежными партнерами», неплохо зарабатывали на поставках леса. В значительных объёмах контрабандно вывозился лес, хищнически вырубаемый китайцами и японцами.

После окончания Гражданской войны страна нуждалась в новом законодательстве. Были разработаны Уголовный, Гражданский, Земельный кодексы. А 1 августа 1923 года вступил в силу Лесной кодекс. Леса были разделены на две категории: леса местного значения, которые передавались сельским общинам, и государственные леса.

В структуре единого государственного лесного фонда выделялись леса местного значения — все бывшие крестьянские общественные леса — и леса общегосударственные. Леса местного значения поступали в бессрочное пользование «земельных обществ, сельскохозяйственных коммун и артелей, а также всякого рода иных объединений трудового населения». За порядком в лесу должна была следить лесная стража.

В годы новой экономической политики лесохозяйственные тресты обязаны были выкупать лес на торгах.

Лесной кодекс 1923 года разрешал лесной страже носить оружие, однако значимых результатов эта мера, как и введение новых наказаний за незаконные порубки, не принесла. Кроме того, наведению порядка в лесной сфере мешало недофинансирование.

По причине нехватки финансирования штат лесников сокращался, а нагрузка на оставшихся росла. После введения Лесного кодекса были «оптимизированы» участки объезда — их площадь увеличилась. По нормативам на одного лесника приходилось 5,5 кв. км леса, а на одного объездчика — 54 кв. км. Но и эти нормы не всегда соблюдались на практике.

Многие лесники договаривались с местным населением и закрывали глаза на незаконные вырубки. А кто-то и сам руководил таким промыслом.

Лесная площадь в СССР, по данным на конец 1928 года, составляла более 900 млн гектаров. Но, например, на январь 1927-го только на 8,2% лесной площади РСФСР были проведены устроительные работы и только 11% леса было обследовано.

К середине 1920-х стало очевидно, что без улучшения работы лесной стражи и дальнейшего усиления репрессивных мер справиться с незаконными вырубками вряд ли удастся. Начались судебные процессы. В первую очередь под суд отдавали руководителей лесотрестов, лесников и объездчиков.

В годы НЭПа бывшие хозяева лесопильных заводов получили возможность арендовать свои бывшие лесопилки и снова заниматься лесоразработками. Правда, к 1927 году таких «хозяйчиков» задушили налогами и заставили вернуть все государству.

В годы Гражданской войны расхитителей и поджигателей лесов следовало расстреливать на месте. Но строгость законов смягчалась необязательностью их исполнения.

В 1928 году за раскрытие самовольных лесозаготовок лесной страже и милиции стали выписывать премии в размере 30% сумм, вырученных от продажи материалов, отобранных при пресечении нарушений, или 30% сумм, фактически взысканных в порядке уголовной, административной и гражданской ответственности.

В начале 1930-х годов лесное законодательство ужесточили. Незаконная вырубка леса строго каралась. И хотя полностью справиться с лесохищениями не удалось, жизнь простому народу усложнили: получить лес и на постройки, и на дрова стало очень сложно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here