В Туле требуют пересмотра дела слесаря «Тулагоргаза», получившего срок из-за гибели семьи, которой он ставил колонку за три года до трагедии

Тулячка Елена Морозова создала петицию, в которой требует справедливого пересмотра дела своего отца.

64-летнего слесаря «Тулагоргаза» осудили на 5 лет за «выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности» (ч. 3 ст. 238 УК РФ), в результате чего погибла семья из четырёх человек.

Как сообщало управление Следственного комитета, в 2012 году в одной из квартир на улице Новомосковская Тулы мужчина установил газовый проточный водонагреватель и дымоотводящую трубу, при этом не обеспечил плотное примыкание и надёжное закрепление этой трубы в дымоходном канале, поскольку диаметр трубы был меньше диаметра канала. 18 ноября 2015 года дымоходная труба выпала из канала, и угарный газ стал распространяться по квартире, что привело к смерти проживавшей в квартире семьи: 39-летнего главы семейства, его 34-летней супруги, 15-летней девочки и 11-летнего мальчика. 5-летняя дочь погибших во время произошедшего находилась у родственников и потому осталась жива.

Виновным был признан слесарь, установивший трубу за три года до трагедии. В «Тулагоргазе» настаивают на его невиновности, считая, что органами следствия не было представлено никаких объективных и убедительных доказательств, подтверждающих его вину.

Публикуем текст петиции к президенту РФ Владимиру Путину, генпрокурору России Юрию Чайке и председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву, под которой подписались уже свыше 1,6 тыс. человек:

Слесаря АО «Тулагоргаз» Морозова Владимира Николаевича обвинили в преступлении, которого он не совершал. Суд приговорил к 5 годам колонии общего режима, его взяли под стражу в зале суда. Владимиру Николаевичу 64 года, он болен сахарным диабетом и гипертонической болезнью. Более 25 лет он работает слесарем в АО «Тулагоргаз». За время работы он накопил огромный опыт по замене и ремонту газового оборудования.

В 2015 году случилась трагедия по адресу ул. Новомосковская, д. 13а, кв. 19 погибла семья, предположительно от отравления угарным газом. На момент осмотра указанной квартиры установлено, что дымоотводящий рукав газовой колонки лежал на шкафу, т. е. газовый прибор функционировал без дымоотводящей трубы, что привело к выходу угарного газа в жилое помещение.

В декабре 2012 году Морозов осуществил замену колонки. Указанные работы выполнялись им в присутствии собственника квартиры. При замене газовой колонки, он совершил все предусмотренные паспортом завода-изготовителя операции по установке. Качество выполненной им работы, надежное закрепление подтверждается также тем, что с момента замены нового газоиспользующего оборудования и до ноября 2015 года колонка функционировала в квартире погибших три года после ее установки.

В течение 3 лет газовая колонка работала в штатном режиме, заявок от абонента или пользователей газового оборудования в его неисправности в адрес АО «Тулагоргаз» не поступало.

Следствие по этому делу длилось 2 года, Владимир Морозов проходил по этому делу как свидетель. В 2017 году следствие возобновили. Следователь Сухолозов М. А. предъявил обвинение, предусмотренное ст. 238 ч. 3 УК РФ.

В обвинительном заключении сказано: имея умысел на выполнение работ и оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде создания угрозы жизни и здоровья потребителей путем возможной утечки в помещения указанной квартиры смертельно опасного для человека угарного газа, образующегося в результате сгорания продуктов горения в газовых проточных водонагревателях, и отводящихся через дымоотводящую трубу в дымоход, сознательно допуская возможное наступление этих последствий и относясь к ним безразлично, допустил нарушения в части ненадежного закрепления дымоотводящей трубы к дымоходу.

Обвинение надуманное клеветническое, поскольку Сухолозов М. А. в своем расследовании не только не предъявил не одного конкретного факта вины установщика, но и вменяет ему злой умысел.

Морозов В. Н. никогда не был знаком с семьей Манжосовых, ни в какие конфликты не с кем из членов семьи не вступал. Откуда взялся умысел?!

Совершенно не понятно, на каком основании следователь Сухолозов М. А. предъявил обвинение. Согласно закону ч. 3. ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» прямо следует, что требования, связанные с недостатками оказанной услуги (выполненного работы), могут быть предъявлены при принятии выполненной работы (оказанной услуги) или в ходе выполнения работы (оказания услуги) либо если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет.

Следствие в предъявленном обвинении незаконно распространяет срок гарантии на неограниченный период времени, что не только противоречит требованиям закона, но и ущемляет право обвиняемого на защиту.

В ходе следствия проведено несколько экспертиз. Строительно-техническая экспертиза, проведенная спустя два года, когда в квартире был сделан ремонт и по фотографиям и видеоконференцсвязи. При этом эксперт находился за пределами региона: он не видел гофру трубу, газовое оборудование и их первоначальное состояние. Эксперт Кондаков не применял, какие-либо методики, измерительные приборы, а только общие знания, достоверность которых в судебном заседании проверить не возможно. Эксперт пояснил, что является экспертом по строительству и мало разбирается в газовом оборудовании.

В ходе проведенной экспертизы газовой колонки судебным экспертом А. Ю. Баталовым, который проводил не только тщательный осмотр колонки, но и полную техническую проверку (подлючение и проверку функционирования). Было отмечено: гофра имела деформацию на оголовке трубы, что указывает на физическое воздействии на нее в период ее эксплуатации, т. е. после замены ее могли неоднократно снимать и закреплять в дымоход. Так же было зафиксировано наличие сажи в радиаторе-калорифере в процентном соотношении 30%. Это означает, что частично продукты (угарный газ) при работе прибора попадали непосредственно в помещение, а не выводились через гофру в дымовой канал. На данное обстоятельство также указывают наличие следов копоти на обоях в кухне в месте примыкания прибора к стене, непосредственно на лицевой стороне колонки и наружной стене корпуса колонки. При указанном техническом состоянии (выхода языков пламени наружу, обугливания), эксплуатировать газовую колонку было запрещено.

Во время следственного эксперимента, в ходе которого сотрудниками Горгаза была вновь установлена колонка, однако зажечь колонку не смогли, поскольку окисленными оказались элементы питания, до замены которых колонка не функционировала. Окислиться элементы питания могли в результате воздействия влаги в результате длительного периода, окисления элементов питания после снятия колонки, после демонтажа и до следственного эксперимента маловероятно. Эксперт считает, если бы труба была плохо закреплена она бы выпала сразу или через небольшой промежуток от монтажа. Он считает, что дымоотводящая труба была отсоединена намеренно, вероятно жильцами, для проверки тяги дымохода, поскольку колонка не зажигалась из-за окисления элементов питания. Об этом в частности свидетельствует тот факт, что согласно данным осмотра труба находилась справа от дымохода, лежащей на шкафу. В то время как в случае самопроизвольного выпадения, труба бы упала вниз, в силу действия силы тяжести.

Следствием не устранены сомнения о том, что указанную трубу могли снять сами жильцы квартиры для проверки тяги, могли отсоединить и положить на кухонный шкаф, например, для очистки от пыли и грязи, для проверки тяги в дымоходе, или третьи лица при выполнении каких-либо ремонтных работ с газовой колонкой.

В гарантийном паспорте на газовую колонку были вырезаны два отрывных талона, что указывает на то, что проводился гарантийный ремонт данного газового оборудования. Но следствием не были найдены специалисты, проводившие гарантийный ремонт.

Техническое обслуживание газоиспользующего оборудования, при котором можно выявить недостатки в работе газовой колонки и гофре трубе в данной квартире не проводились с 2012 года в связи с уклонением абонентов от допуска сотрудников АО «Тулагоргаз» в квартиру для его проведения.

Проверка дымоходов должна производиться не реже 3 раз в год сотрудниками ВДПО. Такая проверка предполагает обязательное снятие дымоотводящей трубы с последующей ее установкой, кем проводилась такая проверка, следствие не интересовалось.

В суде были нарушены конституционные права Морозова В. Н., а именно право на защиту. Обвиняемый имеет право право знать в чем он конкретно обвиняется. Суд отклонил все ходатайства со стороны защиты. Не предоставил вещественные доказательства для осмотра в судебном заседании с участием специалиста. Не принял во внимание показания свидетелей, а так же результаты независимой экспертизы, подтверждающие правильность установки колонки.

В ходе следствия на моего отца было оказано давление со стороны следователя, что привело к ухудшению его физического здоровья, ему 2 раза вызывали скорую помощь. Он был госпитализирован с гипертоническим кризом и высоким уровнем сахара в крови (болен сахарным диабетом). Для следствия главное не установить истину, а любой ценой найти человека, которого можно сделать виновным.

Просим Вас разобраться и восстановить справедливость, помогите остановить судебный беспредел в нашем городе. Это может случиться с каждым из нас. Беззаконные действия представителей судебной системы подрывают доверие к власти и правосудию. Просим Вас взять под личный контроль дальнейшую судьбу слесаря АО «Тулагоргаз» Морозова Владимира Николаевича, и помочь освободить из–под стражи незаконно обвиненного, обеспечить честное и беспристрастное рассмотрение всех материалов уголовного дела.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here