Тульский кгбист в отставке: Нынешние «Либералы» и «демократы» порочат и искажают значения этих определений

Бывший сотрудник тульского КГБ-ФСБ, полковник в отставке, член совета ветеранов УФСБ Николай Васильев дал интервью, в котором жёстко прошёлся по современным либералам и звёздам телеэкрана, а также рассказал о защите тайн тульских оборонных предприятий.

ФСБ обеспечивает безопасность государства, работая в соответствии с действующим законодательством, при этом используя как гласные, так и негласные методы, поделился он. Однако некоторые представители общественности пытаются очернить службу, уверен чекист. Особенно сильно, по его словам, это проявилось в годы перестройки.

«(Это было связано) Прежде всего с наметившимися тенденциями по ослаблению Советского Союза и дальнейшему его развалу. Какая государственные структуры могли противодействовать этому? В первую очередь КГБ, МВД и Вооружённые Силы (но они должны защищать страну от внешнего врага). Поэтому все усилия так называемых демократов и либералов были сосредоточены на дискредитации и разрушении самой организованной, дисциплинированной, высокопрофессиональной, преданной народу и государству структуры – КГБ. Никто из этих лиц не вспомнил о наших разведчиках, контрразведчиках, пограничниках, отдавших жизни в боях и на невидимых фронтах за нашу Родину, за её освобождение от немецко-фашистских захватчиков. Но зато подняли тему репрессий. Никто не отрицает, что они были. Правда их масштабы слишком преувеличены», — заметил он.

Всего, по архивам ФСБ, рассказывает Васильев, количество осуждённых с 1 июля 1936 по 1 декабря 1938 годов составило 1,3 млн человек, из них 386 тысяч приговорили к смертной казни. Согласно Генпрокуратуре СССР, за контрреволюционные преступления в период с 1921 по 1954 год коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, особыми совещаниями Военной коллегии, судами и военными трибуналами были осуждены 3,7 млн человек, из них 642 тыс. человек приговорили к расстрелу, 2,3 млн человек отправили в тюрьмы и лагеря, 765 тыс. человек — в ссылки и высылки.

В то же время репрессиям подвергались и сотрудники органов госбезопасности. С 1 октября 1936 по 15 августа 1938 годов арестовали 2 273 человека, из них за «контрреволюционные преступления» — 1 862 человека. После прихода Берии, за 1939 год к ним прибавились ещё 937 человек. Часть из них потом освободили и восстановили в органах. Всего же репрессировали около 20 тысяч сотрудников органов госбезопасности.

«Процесс реабилитации начался по инициативе Горбачёва и Яковлева. В 1988-89 годах органами госбезопасности были пересмотрены дела 856 582 осуждённых. Из них реабилитировали 844 740 человек. Некоторые репрессированные (например, многие руководители НКВД, лица, причастные к террору и совершившие неполитические уголовные преступления) были признаны не подлежащими реабилитации. Казалось бы, всё понятно. Всё расставлено по своим местам. Надо всегда об этом помнить, а двигаться вперед, трудиться и созидать на благо нашего народа и государства. Но раз за разом, особенно в важные внутриполитические периоды (сейчас предстоят выборы президента РФ) начинают „теребить“ трагические события нашего прошлого. Причём особенно в этом усердствуют так называемые правозащитники, бывшие диссиденты и „либерально“ настроенные общественные деятели. Что-то их не было особенно видно в 90-е годы, когда разрушались и останавливались заводы и предприятия, осуществлялся бандитский передел государственной собственности, который сопровождали кровавые разборки. Рабочие не получали зарплату по несколько месяцев», — возмущается чекист.

Сам он в 90-е годы занимался вопросами экономической безопасности.

«Когда криминальные проявления буквально захлестнули страну, нами предпринимались меры по противодействию преступным группам, пытающимся наладить каналы хищения вооружения, что неминуемо вызвало бы рост насилия в обществе с применением современных образцов оружия и боеприпасов. Итог работы: десятки привлечённых к уголовной ответственности преступников, изъятые при попытке хищений сотни тысяч боеприпасов и несколько десятков стволов оружия. Развитие экономических связей с зарубежными фирмами и организациями потребовало решать задачи по защите интересов тульских предприятий от недобросовестных иностранных партнёров, от попыток некоторых организаций вытеснить российские предприятия с перспективных рынков сбыта продукции. Принятые меры в определённой степени содействовали тульским предприятиям в заключении выгодных контрактов. Полученная выгода измерялась сотнями миллионов долларов. Были сосредоточены усилия на вскрытие и нейтрализацию усилий некоторых иностранных разведок по получению раскрытой информации в области создания отдельных видов вооружения», — делится Васильев.

Сейчас, по его словам, большинство оборонных предприятий Тульской области работают устойчиво.

В сфере защиты государственной тайны его отдел занимался предотвращением и пресечением утечек государственных секретов.

«В качестве примера того, каким может быть ущерб от последствий ненадлежащего обращения с секретной документацией является реализация одного из дел с квалифицирующим признаком „Разглашение гостайны“ и расследование возбуждённого следственным отделением Управления уголовного дела. Его реализация позволила возвратить государству тысячи топографических и маркшейдерских материалов, в том числе с грифом „секретно“, стоимость которых по оценке специалистов Роскартографии составляет более 2 миллиардов рублей в нынешних ценах. Многие результаты нашей работы широко освещались в СМИ», — рассказал он.

Сейчас, по мнению Васильева, у СМИ не те герои.

«На мой взгляд, журналисты слишком мало внимания уделяют людям труда, простым рабочим, врачам, учителям, труженикам сельского хозяйства, военнослужащим. Зато со страниц журналов, экранов телевизоров не сходят так называемые „звёзды“ и „звёздочки“, скандалы и разводы, праздное времяпрепровождение. Они ведь не создают никаких богатств для нашего государства, не делают ничего полезного для страны. Просто никчёмные. По моему мнению, надо менять терминологию в отношении этих лиц, чтобы молодое поколение относилось к их образу жизни с презрением. Вы можете представить, чтобы в пошлых скандалах на всю страну участвовали молодые учёные, рабочие и представители настоящей интеллигенции? В конце 80-х – начале 90-х было модно и романтично называть так называемых „братков“ иностранным словом „рэкетир“. Потом их просто стали называть бандитами, и все стало на свои места», — возмутился он.

Ряд современных определений Васильев предложил заменить, в том числе не называть бывших диссидентов демократами.

«„Светские львицы“. В чём их „светскость“ и „львиность“? Высокооплачиваемые, и получившие незаконно богатства мужчины, оплачивают услуги представительниц одной из самой древнейших профессий. „Гражданский брак“. В наши времена это называлось „сожительством“. „Золотая молодёжь“ — что в ней золотого? Это „гнильё“, морально нездоровые молодые люди, которые не могут найти себя, применение себе. Ничего полезного не сделали для общества. Думаю, золотой молодёжью надо называть людей труда, искусства и культуры, офицеров и солдат, которые работают и служат на благо Родины. „Либералами“ и „демократами“ сейчас называют людей, опорочивших и исказивших первоначальные значения этих определений. Проще их называть – „слякоть“. Бывшие диссиденты. Я их называю „использованные интимные предметы“, так как многие из них, боровшиеся за разрушение нашего государства [в 80-х – 90-х] и смену общественного строя уехали в свое время за границу. Но сейчас, когда их „мечты“ сбылись (нет Компартии, Советов, идеологии), что-то их не тянет на Родину, чтобы трудиться над воплощением своих мечтаний. Получается, они ни там, за границей, и ни здесь, в России, никому не интересны. Потому что уже „использованы“», — резюмировал чекист.

Николай Васильев работал в органах КГБ-ФСБ с 1978 по 2012 годы. Проходил службу в тульском Управлении КГБ. В 1984 году был направлен в качестве советника КГБ в Афганистан, службу проходил в провинции Гур в городе Чахчаран. Затем был старшим оперуполномоченным Ефремовского райотдела, возглавлял Щёкинский райотдел КГБ. С октября 1991 года – замначальника отдела, с 1993 года – начальник отдела, занимающегося вопросами промышленности и транспорта, защиты государственной тайны. С 2011 года был начальником отдела в Центральном аппарате ФСБ России. С 2012 года на пенсии.