Британский журналист: Наследие Путина будет жить ещё долгие десятилетия

Британский журналист Марк Беннеттс считает, что Россия останется «государством Путина» и после окончания его нынешнего президентского срока.

«Путину сейчас 66, он пришел к власти в 2000 году, и в его послужном списке множество уловок, которые позволили продлить срок его правления. В 2008 году, в конце своего второго президентского срока, он сумел обойти конституционные ограничения президентского срока, поменявшись должностями с Дмитрием Медведевым, своим премьером и политическим союзником. Медведев занимал пост президента России на протяжении одного срока, пока в 2012 году Путин не вернулся в Кремль.

Мало кто из аналитиков считает, что этот лидер, который так давно правит в России, вот так просто отойдет от политики, когда в 2024 году закончится его президентский срок. Отчасти это связано с его опасениями за свою личную безопасность. Смена режимов в постсоветских странах часто бывает окутана мраком, а уголовное преследование бывших лидеров настолько распространено, что у Путина есть все основания опасаться расплаты, когда его власть закончится.

Перспективы или опасность постпутинской России уже породили некоторые нестандартные идеи о том, что ждет страну дальше, и кто будет следующим. Один из вариантов развития событий, которые сейчас рассматривают, выглядит так: Россия объединится с соседней Белоруссией, позволяя Путину стать главой Российско-Белорусского государства. По соглашению 1999 года эти две бывшие части Советского Союза должны действовать как единое государство под наблюдением Верховного совета; у них должна быть единая валюта, судебная система и даже флаг. И все же столь глубокий уровень интеграции пока существует лишь в теории, и единственным ощутимым последствием можно назвать общий рынок труда. Исполнение условий договора может, по мнению некоторых аналитиков, позволить Путину уйти с поста президента и занять высокую должность главы нового, более мощного Верховного совета. Теоретически это могло бы стать для Путина идеальным выходом.

В чем же загвоздка? Президент Александр Лукашенко, авторитарный правитель Белоруссии с 1994 года, не хочет оставлять свой пост или уступать суверенитет своей небольшой по сравнению с Россией страны. Лукашенко, который в прошлом году постоянно вел переговоры с Путиным, сказал, что недавнее решение России повысить цены на нефть, которую она продает Белоруссии, — часть кампании по принуждению Минска отказаться от своей независимости. На прошлой неделе Кремль, похоже, решил усилить давление, введя частичный запрет на импорт белорусских фруктов. В ответ Лукашенко приказал закрыть трубопровод (так в тексте — прим. редакции), по которому Россия экспортирует нефть, на ремонт на неопределенный срок.

Другой сценарий, который позволит Путину сохранить власть, только что был разыгран в другом уголке бывшего Советского союза. Единственный лидер, которого знал Казахстан с момента развала Союза, Нурсултан Назарбаев, в марте неожиданно ушел с поста президента этой богатой нефтью страны, который занимал тридцать лет. И хотя Назарбаев сложил полномочия, он сохраняет за собой официальный титул „Эльбаши“ — лидера нации.

Пусть формально Назарбаев не президент, у него есть пожизненная должность, которая дает ему в государственной политике право вето. Он также остается главой влиятельного Совета Безопасности страны и лидером правящей партии „Нур Отан“.

Неопределенность относительно будущего Путина вызвала трения внутри российской политической элиты. Максим Орешкин, 36-летний министр экономического развития, вызвал всеобщее волнение, когда в прошлом месяце заявил, что однажды хотел бы стать президентом России. Это был первый раз за все время правления Путина, когда действующий министр открыто заявил о своем желании стать президентом.

Два дня спустя спикер Госдумы Вячеслав Володин необычайно резко осадил Орешкина, выступавшего с докладом, обвинив его в том, что он плохо подготовлен и не раскрыл тему. Российское информагентство РБК процитировало два государственных источника, которые утверждали, что публичный выговор Орешкину был наказанием за его заявление.

Володина, который в прошлом был одной из ключевых фигур в Кремле, и которому принадлежит фраза „есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России“, упоминают в качестве возможного преемника Путина, но он никогда не поднимал этот вопрос публично. Путин никак не прокомментировал то, что Орешкин явно нарушил российский политический этикет.

Политическое табу на обсуждение жизни после Путина, вне зависимости от того, когда и как он может сложить полномочия, говорит о том, насколько невелик список возможных преемников. Чаще всего упоминают имя Алексея Дюмина, который был офицером службы охраны Путина в течение 17 лет и, по слухам, принимал участие в аннексии украинского Крыма в 2014 году.

Дюмин, которому сейчас 46 лет, на данный момент занимает пост губернатора Тульской области на западе России. В декабре он стоял на воротах во время ночного хоккейного матча с Путиным на Красной площади, услужливо пропуская удары президента. „Он готов выполнить любое поручение“, — так его однажды охарактеризовала „Новая газета“.

Некоторые, однако, полагают, что Путин может просто прибегнуть к ходу, который он уже успешно применял в 2008 году: „отойти в сторону“ и уступить должность Медведеву в 2024 году, не выпуская при этом из рук рычаги власти и готовя почву для своего возвращения в удобный момент. Есть и еще одна парадоксальная версия о том, что недавние аресты близких к Медведеву лиц являются свидетельством того, что его готовят к очередной вахте в Кремле.

Алексея Улюкаева, который был министром экономики в правительстве Медведева, в 2016 году приговорили к восьми годам тюрьмы по весьма спорным обвинениям в коррупции. Михаила Абызова, которому Медведев в свое время поручил сделать правительство более прозрачным, обвинили в мошенничестве в размере нескольких десятков миллионов долларов и арестовали в прошлом месяце.

«Раз теперь Медведев остался без группы поддержки — он вновь становится идеальным преемником, — считает оппозиционер Дмитрий Гудков. — Лоялен?— Абсолютно. Опереться не на кого, свою игру [во власти] вести не сможет, даже если захочет. А к трону приучен».

И какое бы решение ни принял Путин по поводу своего будущего в политике, его наследие будет жить еще долгие десятилетия, как недавно написал в своей статье главный идеолог Кремля Владислав Сурков», — отмечает репортёр.