Тульский выборный схематоз, или ловушка для оппозиционных кандидатов

21.08.2019 13:42

В Тульской области массово снимают с выборов оппозиционных кандидатов — в основном под предлогом того, что ими не сдан одновременно с другими документами первый финансовый отчёт.

Действительно, отсутствие необходимого документа — формальный повод для отказа в регистрации или для признания такой регистрации незаконной. Однако в тульском отделении КПРФ считают, что избирательная комиссия намеренно создала схему, при которой вовремя сданный документ может быть признан несданным.

В этом коммунисты видят сговор с целью помешать гражданам осуществить своё конституционное право быть избранным, а также вероятность халатности или коррупции. Об этом говорится в расследовании обкома КПРФ, подготовленном с участием юристов, текст которого (ниже) в виде жалобы опубликован на «Карте нарушений».

В федеральном законе 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» указаны документы, которые необходимы для регистрации кандидата. Это в том числе «первый финансовый отчёт», который кандидат подаёт после открытия специального избирательного счета вместе с другими документами, необходимыми для регистрации. Этот отчёт ещё называют «нулевым», потому что, как правило, никакого движения средств по счёту на момент подачи документов на регистрацию у кандидата нет (кроме тех, у кого для регистрации необходимо сдать подписные листы с подписями избирателей).

В региональном законе Тульской области до последнего времени звучала та же формулировка, что и в федеральном, то есть «первый финансовый отчет» был просто первым финансовым отчётом, отдельно взятым документом. Но буквально в феврале 2019 года, всего за несколько месяцев до выборов в Тульскую областную и городскую Думы, в 35 статью регионального закона незаметно вносится поправка. Она была скрыта за более яркими, даже скандальными изменениями выборного законодательства в Тульской области — сокращением доли депутатов, избираемых по партийным спискам, и увеличением доли одномандатников, а также упразднением региональной части списка (первой тройки), и распределением мандатов среди групп не по количеству набранных голосов, а по количеству набранных процентов.

Эта никем не замеченная поправка части 2 статьи 35 очень коварна: она даёт новое — избыточное — определение понятия «первый финансовый отчёт», а именно: «первый финансовый отчет кандидата, политической партии включает в себя следующие документы: учет поступления и расходования денежных средств избирательного фонда кандидата, политической партии; первый финансовый отчет о поступлении и расходовании средств избирательного фонда кандидата, политической партии; справку об остатке средств избирательного фонда на дату отчета, выданную филиалом публичного акционерного общества «Сбербанк России» (а при его отсутствии — другой кредитной организацией, в которой открыт специальный избирательный счет); копию договора банковского счета, на основании которого открыт специальный избирательный счет кандидата, политической партии, заверенную филиалом публичного акционерного общества «Сбербанк России» (а при его отсутствии — другой кредитной организацией, в которой открыт специальный избирательный счет). Первый финансовый отчет кандидата, политической партии считается представленным при представлении всех указанных документов».

Зачем нужно такое количество документов в составе «первого финансового отчёта», если эти документы фактически дублируют друг друга: например, наличие справки из банка уже подтверждает наличие договора, а нули в первом финансовом отчёте говорят о том, что никаких движений по счёту не было? В пояснительной записке к законопроекту об этом не написано ни слова. Хотя, как правило, законодатели поясняют, для чего вводится та или иная норма закона, если ее введение влечёт за собой серьёзные юридические последствия, а в данном случае даже санкции в виде нерегистрации кандидата в депутаты или ее отмены через суд.

В 55 статье Конституции сказано, что «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Между тем, с расширением понятия «первый финансовый отчёт» в избирательном законодательстве Тульской области были созданы условия, которые, вопреки Конституции, существенно ущемляют право гражданина быть избранным, ухудшают его положение как кандидата в депутаты. Этим законом создан новый, ничем не оправданный административный барьер для избрания в Тульскую областную Думу и представительные органы муниципальных образований.

Более того, представители избирательных комиссий Тульской области в судах по снятию оппозиционных кандидатов отстаивают позицию, что все четыре документа, составляющие первый финансовый отчёт, являются самостоятельными документами и поэтому должны быть представлены в комиссию не просто одной датой, а единовременно. То есть, по их мнению, даже в случае, если кандидат выявит неполноту сведений и внесет уточнение в финотчет, все равно его регистрация будет считаться незаконной.

Заняв такую позицию, представители территориальных комиссий без возражений признают судебные иски о незаконности регистрации вместо того, чтобы отстаивать правоту принятого ими решения.

И вот здесь начинается самое интересное. В судах по снятию оппозиционных кандидатов представителем ТИКов выступает Есина Юлия Андреевна. С сентября 2018 года она принята на работу в Избирательную комиссию Тульской области сначала на должность системного администратора, а с января 2019 года — на должность юриста. По сообщениям тульских интернет-изданий, «конкурс на госдолжность был формальным», и никакого стажа госслужбы у нее до этого не было.

Юлия Есина известна тем, что во время избирательных кампаний в разных регионах неоднократно выступала на судах представителем административного истца и добивалась отмены регистрации неугодных кандидатов именно в связи с недочетами в необходимых для регистрации финансовых документах. (СМИ писали о ней как о «гастролёрше-провокаторе» — «ТА»)

Вслед за ее трудоустройством в Избирательную комиссию Тульской области Тульская областная Дума принимает вышеуказанный закон с внесением поправки в 35-ю статью. Формально его авторами является «группа депутатов от разных партий». Но очевидно, что пункт, расширяющий понятие «первого финансового отчёта» не мог появиться без непосредственного участия юристов, занимающихся выборным законодательством, поскольку вопрос этот — узкоспециализированный, требующий особых знаний. И принят он был, на наш взгляд, только с одной целью — организовать ловушку для неугодных кандидатов.

Какие аргументы говорят в пользу этой версии, кроме того, что юрист Тульского облизбиркома Юлия Есина — профессиональный электоральный «киллер», специализирующийся на отмене регистрации оппозиционеров через суд?

Вот, к примеру, один из них. Если Избирательная комиссия Тульской области посчитала, что «первый финансовый отчет» состоит из четырёх самостоятельных документов, необходимых при представлении комплекта документов для регистрации, то она была обязана изменить форму «Подтверждения получения документов, представленных для регистрации кандидата в депутаты на выборах в Тульскую областную Думу», а именно включить в эту форму наименования всех четырёх документов (Учёта, Отчета, Справки об остатке денежных средств и Копии договора банковского счёта), входящих в состав «первого финансового отчета», как необходимых для единовременного представления на регистрацию.

Однако Облизбирком этого делать не стал, утвердив своим Постановлением форму Подтверждения, которая содержит только строку под номером 3, а именно: «3. Первый финансовый отчет – на __ л.».

То есть избирательная комиссия Тульской области, на наш взгляд, умышленно или по халатности оставила в Подтверждении только одну строчку «первый финансовый отчёт», тем самым создав условия, при которых кандидат в момент представления документов, необходимых для регистрации, не может убедиться в соответствии комплектности документов, которые он сдал в избирательную комиссию, с перечнем документов, указанных в Подтверждении.

Есть и другой вариант ответа на этот вопрос: представители избиркома прекрасно знают, что «первый финансовый отчёт» — это единый документ, и все входящие в него четыре документа являются просто его составными частями, а значит, их можно доносить в комиссию до момента регистрации. Но на заседаниях суда специально, чтобы снять неугодного кандидата, или по причине недостаточной компетентности представляют неверную интерпретацию закона.

А вот еще одно доказательство нашей версии. Представители территориальных комиссий Тульской области просто отказывались принимать у кандидатов документы, обозначенные в новой норме закона. Причём, по странному совпадению, это происходило с кандидатами от КПРФ, претендующими на победу в своём округе.

Так, у кандидата в депутаты Тульской облдумы Алексея Носова председатель ТИК Алексинского района Е.Н. Журба взяла только сам финансовый отчёт и справку, которую вписала от руки (!) в Подтверждение полученных документов. При этом председатель ТИК пояснила, что учет поступления и расходования денежных средств избирательного фонда кандидата и заверенную копию договора банковского счета необходимо сдавать вместе с итоговым финансовым отчетом кандидата, и что сданных Носовым документов достаточно для его регистрации. Тем самым председатель ТИК — должностное лицо — ввела кандидата в заблуждение, что повлекло для него негативные последствия: по иску другого кандидата регистрация Носова была отменена Тульским областным судом.

Позже (до регистрации) Носовым был уточнен представленный комплект документов: он повторно принёс и сдал в ТИК копию договора с банком и учет поступления и расходования денежных средств и настоял, чтобы они были приняты. При этом председатель комиссии вновь вписала в Подтверждение эти документы от руки.

И это только один из нескольких десятков случаев, когда члены ТИКов либо вообще отказывались принимать учеты, договоры и справки, либо на уточняющий вопрос, все ли документы представлены кандидатом, предлагали проверить комплектность документов по выданному Подтверждению.

Вызывает подозрение и то, что сильных оппозиционных кандидатов регистрировали в кратчайшие сроки, хотя по закону на это отводится 10 дней. Например, Сергея Тимофеева зарегистрировали уже на 4 день. Документы он сдал в пятницу, регистрацию комиссия назначила на понедельник, а в субботу и в воскресенье ТИК на приём документов не работал. И несмотря на то, что уточнение по независящим от него причинам Тимофеев в выходные внести не мог и сделал это перед заседанием комиссии в понедельник, его регистрация была отменена — на основании того, что «на день, предшествующий регистрации уточнений не было». А кандидата Носова, которого также регистрировали в срочном порядке, на пятый день, вообще не уведомили о регистрации. О ней он случайно узнал, придя в комиссию вносить уточнение.

И здесь возникает резонный вопрос: это было сделано умышленно или просто потому, что в ТИКах Тульской области не знают законов?

Мы убеждены, что в связи с тем, что норма регионального закона в новой редакции расширила понятие «первый финансовый отчет» по сравнению как с предыдущей редакцией Закона Тульской области, так и с понятием «первый финансовый отчет», указанным в пункте 9 статьи 59 Федерального закона, Избирательная комиссия Тульской области была обязана самым тщательным образом довести до сведения территориальных избирательных комиссий, и особенно их председателей, данную информацию с соответствующими разъяснениями.

Кроме того, в соответствии с распоряжением избирательной комиссии Тульской области от 22.05.2019 № 52-р «О плане мероприятий избирательной комиссии Тульской области по обучению членов территориальных, участковых избирательных комиссий на 2019 год» в преддверии избирательной кампании по выборам депутатов Тульской областной Думы, а также депутатов представительных органов муниципальных образований должны были регулярно проводиться обучающие семинары с членами территориальных и участковых избирательных комиссий. В рамках этих семинаров именно новой редакции регионального закона – единственного закона, регулирующего комплектность первого финансового отчета, — избирательная комиссия Тульской области была обязана уделить самое пристальное внимание.

И здесь стоит остановиться на фигуре, ответственной за организацию обучения сотрудников. Это советник председателя Избирательной комиссии Тульской области по вопросам обучения организаторов выборов и повышения правовой культуры избирателей Самочкин Дмитрий Викторович. Именно он отвечает за организацию семинаров, доведение до сотрудников ТИКов и УИКов новых норм избирательного законодательства, на что из федерального бюджета выделяются немалые суммы.

Несколько лет назад так же, как сегодня в Тульском облизбиркоме, Дмитрий Самочкин отвечал за организацию мероприятий по обучению, но в другой организации — АО РЖД. В 2017 году он был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160 (присвоение чужого имущества) и части 3 статьи 159 УК РФ (мошенничество).

Так, в феврале 2015 года Самочкин под видом семинара по профессиональной подготовке организовал в одной из баз отдыха Тульской области развлекательное мероприятие для своего руководства. В дальнейшем, используя свое служебное положение, Самочкин дал указание подчиненным сотрудникам составить «липовые» финансовые документы о компенсации расходов по проведению профобучения, которые лично утвердил. Когда Самочкина взяли на госслужбу в облизбирком, у него была еще непогашенная судимость.

Проводил ли Тульский облизбирком обучение и семинары для своих сотрудников с разъяснением новой нормы закона? Исходя из показаний кандидатов и имеющихся у нас документальных подтверждений, можно сделать вывод, что либо никакого обучения по факту не было, либо председателям ТИКов была дана негласная команда путать оппозиционных кандидатов и умышленно не принимать у них необходимые по новому закону документы.

И, довершая полную картину, — несколько слов о председателе Избирательной комиссии Тульской области Павле Веселове и секретаре комиссии Жанне Исаченковой. Павел Юрьевич Веселов пришёл на смену профессиональному юристу Сергею Костенко, который покинул пост летом 2018 года «по личным причинам», а по слухам, из-за того, что отказался по требованию чиновников внутренней политики и «куратора» выборов сенатора Савельева «подшаманить» явку в системе ГАС-выборы. Веселов — не юрист, а политтехнолог и известен грязными методами предвыборной борьбы. Так, по нашей информации, в 2011 году, работая на выборах в Серпухове, он придумал сорвать явку, объявив в день голосования учения по гражданской обороне с воздушной тревогой.

На посту председателя Тульского облизбиркома Веселов «прославился» аномально высоким процентом досрочного голосования на выборах 2018 года. В целом по региону досрочка превысила 3%, а в Новомосковске — втором по величине городе в Тульской области — составила 5% (и ещё 8% — голосование на дому). Процент проголосовавших в день выборов, 9 сентября, на избирательных участках в Новомосковске составил всего 56% — немногим больше половины. Но все эти показатели Павел Веселов назвал «нормальными» и даже наградил председателя ТИК г. Новомосковска, проигнорировав тем самым позицию Эллы Памфиловой о том, что досрочное голосование не должно превышать 1%.

Что касается секретаря избирательной комиссии Жанны Исаченковой, сменившей на этом посту ещё одного профессионального юриста Климова, — то она до последнего времени являлась главой Веневского района, где на выборах 2018 года процент досрочно проголосовавших был особенно высок (в Веневе — 4,16%, в Грицовском — 4,4%, в Центральном — 5,18%).

Суммируя все перечисленные аргументы, можем предположить, что в избирательной комиссии Тульской области действует организованная преступная группа (оценочное суждение авторов жалобы — «ТА»), созданная для освоения бюджетных средств и недопуска на выборы оппозиционных кандидатов.