Профессор МГУ: Кандидатура Дюмина подходит там, где нужно всех держать в узде

Профессоро МГУ имени М. В. Ломоносова, доктор политических наук Андрей Манойло оценил кандидатуру Алексея Дюмина на губернаторском посту. По его мнению, такое назначение свидетельствует об укреплении вертикали власти.

«О том, что на наиболее ответственные участки государственного управления расставляются верные и более надёжные люди. Это нормальная ситуация и для спокойных времен, когда всё стабильно — но и особенно актуально сейчас – когда масса различных сил пытается дестабилизировать ситуацию в Российской Федерации. Это и наши западные так называемые „партнёры“ бывшие, так и оппозиционные силы, которые „кормятся“ на Западе и выступают в качестве орудия проводимой Западом политики. В связи с этим появилась необходимость в людях, которые имеют опыт реализации крупных проектов. Такие люди и расставляются на самые ответственные места», — сказал он.

По мнению Манойло, в назначении губернатора-силовика есть как плюсы, так и минусы.

«Плюсы заключаются в следующем: если речь идёт о настоящих боевых генералах — это люди с управленческим опытом. Люди, которые командовали армиями, дивизиями или „закрытыми“ спецподразделениями, как правило, жёсткого склада. Если такой человек становится губернатором в области, где политическая элита не консолидирована, а разобщена, если экономикой и бизнес-процессами в области руководят владельцы крупного бизнеса, которых нужно постоянно держать в узде, то здесь кандидатура генерал-губернатора наиболее подходящая. Существует много примеров того, как даже талантливые губернаторы, попав в конфликт с региональной элитой, оказывались в проигрыше. Это заканчивалось для них весьма плачевно. В качестве примера можно привести историю покойного губернатора Алтая Михаила Евдокимова, который погиб в результате конфликта интересов с региональной элитой.

Теперь о минусах. Даже самый талантливый генерал весьма слабо разбирается в экономике, а основная составляющая любой области – это экономический процесс. Генерала, который хорошо управляет солдатами и при этом разбирается в тонкостях бизнес-процессов, я ещё не встречал. Есть примеры того, как бывших генералов назначали руководителями предприятий оборонно-промышленного комплекса или Федерального космического агентства (упразднено указом президента в декабре 2015 года в связи с созданием госкорпорации „Роскосмос“ – прим. ред.). При всех достоинствах люди, которые не знакомы с отраслью начинали проводить реформы во многом ошибочно, не зная специфики. Результаты оказались даже более плачевными, чем у чиновника средних способностей, но знакомого с отраслью и её проблемами. Поэтому мне представляется, что представление генералов на губернаторские должности (если, конечно предполагается, что это надолго) – это, скорее, такое исключение из правил.

Назначение Дюмина является укреплением губернаторского корпуса, который состоит совершенно из разных людей. Некоторые попали во власть исключительно потому, что изначально находились в обойме нашего президента. Другие попали во власть благодаря тому, что находились в команде председателя правительства в период, когда он был президентом. Третьи стали губернаторами за счёт поддержки региональной элиты. Федеральная власть сочла возможным утвердить таких губернаторов. И вот такой разный губернаторский корпус в условиях кризиса может вести себя по-разному. От того, насколько губернаторов будет поддерживать власть, зависит устойчивость всей политической системы. Поэтому сейчас огромные усилия направляются на то, чтобы сплотить и мотивировать губернаторский корпус.

Даже если кризис будет разворачиваться в сторону эскалации необходимо, чтобы губернаторы поддерживали действующую власть. Для этого есть три основных способа: первый – дополнительная мотивация, то есть пряник; второй способ – это кнут, который предполагает демонстративно-репрессивные меры (примеры с губернаторами Сахалина или Коми, которых сняли); третий способ – обновление губернаторского корпуса – смещение части менее лояльных глав региона и расстановка надежных и зарекомендовавших себя людей из личного окружения власти», — сказал он.

Манойло отметил, что российские либералы нашли в назначении Дюмина на пост губернатора повод, чтобы упрекнуть власть в «закручивании гаек».

«Либеральные СМИ давно ждали информационный повод, благодаря которому можно заявить, что страна превращается в военный лагерь в преддверии какой-нибудь войны, что в стране скоро введут военное положение, а вслед за ним начнут сажать всех либералов. Но их пальцем никто не трогает и не собирается. Когда наших оппозиционеров не преследуют, у них нет поводов для того, чтобы набирать популярность. У нас народ любит обиженных, ущемляемых и преследуемых. А оппозиция, за которой не гоняются, вроде, как и не оппозиция вовсе. Поэтому либералы давно ждали назначения генерала на должность губернатора. И вот такой случай, что называется, подвернулся. При этом если бы они действительно боялись того о чём пишут: „завтра будет 37-й год“ и „при генерал-губернаторе будет жёсткий военный режим“, то они бы не верещали об этом на каждом углу, а быстро бы собрали свои вещи и бежали сверкая пятками в Лондон. Оттуда бы уже вещали о том, что в России чуть ли не диктатура Пиночета. Но этого же нет, значит — все вопли просто пиар», — считает он.

Политолог не видит в назначении Дюмина специального посыла на Запад.

«Думаю, что нет. Посыл был бы в том, если бы какого-то нашего генерал-лейтенанта назначили губернатором Аляски... Или округа Колумбия. Это был бы посыл. Надо сказать, что министр обороны Сергей Шойгу прежде был губернатором Московской области, сменив на этой должности генерала Громова, однако это ни у кого не вызывало предчувствия начала Третьей мировой войны», — отметил он.

Манойло ожидает прихода к власти силовиков в других российских регионах, считая назначение Дюмина единичным случаем.

«Не припомню, чтобы кто-то из действующих регионалов являлся генералом. Другое дело, что есть люди с военным прошлым, но это не мешает им занимать разного рода должности. Кстати, у меня тоже военное прошлое, при этом ничто не мешает мне заниматься политическим консультированием и комментариями. При всём этом я не могу сказать, что люди, которые „вчера сидели в танке“ сегодня повально будут руководить страной. Довольно давно были харизматические политические фигуры, которые были во власти. Это и генерал Лебедь, который не очень хорошо кончил известно почему. Был генерал Рохлин, который при Ельцине сделал попытку пойти во власть и тоже закончил печально. И опять-таки не случайно. На следующий день в волгоградском корпусе, с которым Рохлин брал Грозный, прошли массовые аресты офицерского состава, а сам корпус расформировали.

Перед Дюминым стоят совершенно конкретные задачи – ликвидировать разброд и шатание региональной элиты, её консолидация и адаптация к сегодняшней политической реальности. Губернаторам, которые давно сидят на своих местах, обслуживают свои интересы и бизнес в регионе, имеют счета в оффшорах (оформленные на жен, детей, родственников), у которых дети и внуки учатся на Западе – далеко не все равно ухудшаются наши отношения с США или нет. Так вот назначение Дюмина говорит о том, что эти губернаторы должны определиться в своей позиции по отношению к федеральной власти, да и к своей стране, своему народу тоже.

Лояльность и преданность Дюмина проверены в нескольких серьёзных делах. В частности, по информации российских СМИ, он командовал Силами специальных операций, которые обеспечивали безопасность и свободу выбора крымчан во время проведения референдума, объявления независимости и последующего вхождения Крыма в состав Российской Федерации. Эта задача была отлично выполнена. Задача даже более крупная, чем те, которые решают губернаторы, управляя своими субъектами. По поводу возраста Дюмина. Вблизи к власти быстро растут. Хотя, к сорока годам обычно становятся полковниками. Это нормальная практика. Некоторые становятся старшими и высшими офицерами даже раньше положенного срока. В своё время это было возможно, особенно в спецслужбах, когда престиж военной службы пытались поднять, сократив сроки присвоения званий.

Поэтому в двухтысячных годах стало появляться большое количество молодых полковников, которые по возрасту выглядели как майоры в советское время. А что касается генеральского ценза, то его нет. Если Дюмина произвели в генералы, то через месяц он может получить звание генерал-лейтенанта, а за год за два дослужиться и до генерал-полковника. Поэтому нет ничего удивительного в том, что появляются молодые генералы. Вообще достойных, талантливых и надежных людей не так много. Но даже если они есть, то помимо губернаторских кресел есть масса и других ответственных участков, которые тоже нельзя оголять. Поэтому я думаю, что массового исхода генералов со своих постов не будет.

Назначение Дюмина и. о. губернатора Тульской области – вполне рядовое событие, которое многие СМИ раздули до эпохальных масштабов. На самом деле это вполне естественная ротация региональной власти, которая в условиях кризиса в определённой степени дезориентирована. У меня в целом не вызывает вопросов это назначение. Оно вполне обычное в нынешней непростой ситуации, когда решение непростых задач требует привлечения профессиональных знаний и компетенций нестандартных людей. Единственно, что я не могу понять – кому именно потребовалось запустить слух о Дюмине как о преемнике, причем наиболее вероятном. Если это отвлекающий маневр от какой-либо другой фигуры, которую уже сейчас реально двигают вперед, или это мишень для конкурирующих элитных группировок, то этот маневр – довольно неуклюжий: любые обсуждения темы „поиска преемника“, появляющиеся в СМИ, в первую очередь наносят удар по имиджу и рейтингу президента.

Вреда от таких вбросов больше, чем пользы (если польза вообще есть). Сам же слух запустить проще простого, он быстро будет подхвачен СМИ и заживет своей жизнью. Вот пример: „Вы что-нибудь слышали о том, что Бараку Обаме предложили стать спецпредставителем России по Украине после того, как он перестанет быть президентом? Что ему уже готовят паспорт гражданина РФ, дадут квартиру в Грозном? Потому что республиканцы собираются его судить за предательство национальных интересов при заключении ядерной сделки с Ираном. Ничего не слышали? Нет? Ну и ладно“. Никто об этом, конечно же, ничего не слышал, и слышать не мог – потому что этого нет. А слух, тем не менее, уже запущен и работает», — сказал он.

Новости