Защитница биологической матери Матвея: Поразило, с каким остервенением в суде Катю «топили»

Журналист Виктория Ивлева, которая на общественных началах отстаивала интересы биологической матери обгоревшего в ноябре 2014 года в тульском роддоме Матвея Екатерины Захаренко, прокомментировала решение суда.

Напомним, 13 февраля Центральный суд Тулы вынес решение, согласно которому ребёнка усыновит москвичка Светлана Ч., которая скрывает свою личность от общественности.

«Катя будет думать, обжаловать или нет. Скорее всего, обжаловать никто ничего не будет. Я не сомневаюсь, что сейчас ребёнку лучше чем раньше, когда у него не было вообще никакого статуса. Мне хотелось бы сказать вот о чём. Вся страна истово, пристально, страстно следила за судьбой Матвея и абсолютно никто не следил за судьбой Кати, которой была нанесена травма, и она никогда не затянется, это на всю жизнь. Катю никто не лечил, на неё никто не обращал внимания. Более того, перед ней до сих пор никто не извинился. Вот просто не подошёл и не сказал, мол, девочка, извини, мы тут твоего сына сожгли, изуродовали всю жизнь и ему, и тебе. Ни один человек этого не сделал.

Меня поразил тот факт, что на следующий день после того, как ребёнка увезли на реанимобиле в Москву, Кате сказали — поезжай туда на маршрутке. Не нашлось в Туле ни машины, ни желающих людей возить её туда-обратно. Она всё время была на периферии. Поразительно это невнимание к Кате. Я только в самом конце поняла, когда люди, которые были связаны с этим делом, мне побольше рассказали о Кате, я поняла, что она окажется в этом зале суда совсем одна. И я пошла в суд уже на последние три заседания официально как Катин представитель, чтобы подставить плечо. Меня поразило, с каким остервенением на этом суде её топили. Но вообще-то в её жизни что-то произошло, она ни в чём не виновата, абсолютно ни в чём. Её топила опека, её топила прокуратура, её топил человек из кризисного центра. Это было просто наваждение какое-то бесконечного зла. И никто никогда с этой девчонкой не разбирался. Мне стали говорить, что предлагали ей психолога, она отказалась. Да простые люди, кто же пойдёт к психологу, психолог — это значит „дурка“. А вот от моего психолога она не отказалась и стала понемногу согреваться, открываться. Посмотрим, что будет дальше. Меня сейчас волнует судьба Кати, потому что с Матвеем, слава богу, всё хорошо», — рассказала она в эфире на «Дожде».

Новости