Социолог: Матвея в Туле использовали «болотные силы», чтобы дискредитировать власть

Российский социолог, доверенное лицо президента Ольга Крыштановская считает, что большой общественный резонанс, возникший на основе происшествия в тульском роддоме, где в результате возгорания лампы обгорел ребёнок, был раскручен профессионалами.

«Оппозиция видоизменилась, потому что политическая система провела определённую работу. В результате этой работы отдельные лидеры были дискредитированы, отдельные были нейтрализованы, кто-то уехал. В общем, по самой голове оппозиции были нанесены какие-то удары. Была проведена пропагандистская работа, рейтинг Путина рос, поддержка власти росла. После Крыма у оппозиции был выбит самый главный козырь — когда они хотели критиковать действия России в Крыму, оказалось, что поддержки у них совсем нет. Получилось так, что если оппозиция хочет поддержать свой электорат, то лучше ей помалкивать на какие-то темы. И эти острые темы ушли. Поэтому, на мой взгляд, оппозиция сейчас раздробилась, почти атомизировалась и переместилась в третий сектор, так называемые НКО.

Политической деятельностью заниматься опасно и не всегда возможно, прямо выступать против чего-то нельзя, поэтому сейчас многие люди, которые разделяют оппозиционные взгляды, пошли в эти некоммерческие структуры и там критикуют власть не по политическим поводам. Например, дело Матвея, известного ребёнка, который пострадал в роддоме — он получил ожоги от лампы. Мы совершенно случайно обнаружили, что за кампанией, направленной против тульских властей, против губернатора Груздева, стоит такая мощнейшая организованная сила, которая способна собирать очень большие ресурсы и действовать совершенно организованно. Поэтому я лично предполагаю, что оппозиция переместила свои интересы, она находится внутри гражданского общества и бьёт власть теперь не Крымом, не Сирией, а гуманизмом — власть действует антигуманистично, бедные дети страдают и так далее», — заявила она.

По словам Крыштановской, организаторы нападок на экс-губернатора Тульской области Владимира Груздева — выходцы с «болотных» митингов.

«Видно было по действиям Навального, что они используют новые технологии, они их всё время ищут. Они не просто ходили и раздавали листовки, как коммунисты и агитаторы. Они делали совершенно другие вещи, используя возможности интернета. Так и здесь. Мне кажется, что сейчас они нащупали новые способы воздействия на власть и её критики вне политики. Я, честно говоря, воспринимаю это громкое дело Матвейки как пиар на крови — огромные силы использовали бедного ребёнка для того, чтобы дискредитировать власть. Хотя, конечно, халатность была, наказать кого-то надо, никто с этим не спорит.

Мне кажется, что это те же самые „болотные“ силы. Никуда они не делись, стотысячные митинги были, и эти люди по большей части живут в России. Они недовольны, они не любят власть, они не чувствуют какой-то объединяющей силы, поэтому произошла такая атомизация. Но когда в интернете они находят друг друга, им кажется, что у них что-то может получиться, и это их объединяет. Наши спецслужбы, конечно, занимались этим вопросом, они анализировали, где находится „мозг“ оппозиции. Оказалось, что он находится не только в головах российских граждан, но он ещё имеет и внешнюю составляющую. И есть внешнее финансирование, поэтому спецслужбы просто перерезали эту пуповину, то есть возможность финансирования. Поэтому сложно стало, надо регистрироваться иностранным агентам. Всё это популярности этим структурам не прибавляет, но без структуры невозможно. Я сама была на многих таких мероприятиях, конференциях, куда случайно приглашают человека неоппозиционного, например, меня, и где всё это произносится вслух, ничего не скрывая. Почему вы так бьёте Россию? — говорят наши оппозиционеры своим западным коллегам, — Вы что, не понимаете, что санкционные списки надо расширить? И дают листы с фамилиями. Эти санкционные списки не только ЦРУ составляли.

Может быть, в лихие 90-е спецслужбы создавали каких-то агентов внутри для того, чтобы управлять этим процессом. Сейчас политика власти изменилась, поэтому мне кажется, что сейчас власть хочет все эти силы проявить — пожалуйста, идите, регистрируйте партию в Минюсте. Зарегистрировали 70 с чем-то партий, теперь идите на выборы. Не надо приходить в Кремль и говорить, что вы хотите пост президента. Вы хотели демократии, а она заключается в том, что вы боретесь за каждое место в любом парламенте любого уровня. Партия становится сильной, если у неё есть какой-то регион, где она получила большинство, а потом они идут дальше. Это кропотливая работа, которая годами делает партию сильной. Но, кто бы за ними ни стоял, власть не даёт им развиваться. Если в 90-е годы власть с ними заигрывала, то сейчас политика изменилась. Сейчас у нас политика большой семьи — Россия из государства для русских опять превращается в государство-большую семью, где есть много народов», — заключила она.

Новости