Тульский дальнобойщик: Уговоры депутатов — всё равно что собаке кость кинули, чтоб не брехала

Тульский дальнобойщик Сергей Романов, участник забастовок против системы «Платон» рассказал в интервью «АиФ в Туле» о том, как начинался водительский протест на трассе М-4 в Ступинском районе под Москвой.

«Мы там были где-то дня два. Около 50 человек. 15-17 ребят из Тулы, ещё 15 — из Волгограда, из Дагестана было 7 машин. Были ребята из других регионов. Нас кормили местные жители. Серьёзно! Одна женщина наварила 40 литров борща, привезла его, отдала нам совершенно бесплатно. Другие тоже продуктами помогали. Один парень — уж не помню даже из какого региона — привёз нам блок сигарет... Да он на бензин раз в десять раз больше потратил, пока к нам добирался, чем стоит этот блок! По горячке думали перекрыть Москву со всех четырёх сторон. Создать заторы на ключевых трассах. Но к нам приехали депутаты, общественные деятели, обсудили, обмозговали. Дали до 1 марта возможность ездить за 1,53 рубля за километр. Считаю, всё равно что собаке кость кинули — чтоб заткнулась и брехать перестала. После марта будет больше 3 рублей за километр. А это значит, мы не сможем работать.

Нас всех хотят загнать в крупные торговые сети — на поставку товара. И мы там все будем — через год-другой гарантированно. Конечно, если ничего не изменится и названые суммы всё-таки будут с нас сдирать... Ну а за частников взялись просто конкретно: мы сейчас обложены тройным налогом — эти полтора рубля с километра, плюс дорожный налог, плюс акцизы на топливо. Вы поймите правильно: мы не бегаем от налогов. Мы трудяги и любим свою Родину, нам небезразлично, что происходит в стране. Как заявляется, эти деньги пойдут на восстановление разбитого — якобы нами, большегрузами, — дорожного полотна. А на какие деньги будут устанавливаться рамки и бортовая техника? В стране вообще ничего не готово к тому, чтобы вводить эту систему. Сегодня, например, я ввожу через компьютер план маршрутизации. Мне 45 лет, я ещё с ним кое-как разобрался, с трудом. А как быть тем, кому уже за 60, кто всю жизнь за рулём проработал? Боюсь, им не разобраться», — рассказывает он.

Дальнобойщик считает, что «Платону» есть альтернатива.

«Поднять цены на акциз на топливо. В таком случае деньги будут уходить государству, а не в частные руки. На ту же самую солярку. Конечно, это тоже никому не понравится, но мы смиримся, деваться некуда. Раньше было как: проще всего пойти в „дальнобои“, если мужик здоровый и права есть. Кто-то считал, что лучше взять кредит, купить свою технику и не работать „на дядю“, а отбивать постепенно её стоимость. А кто-то — и я отношусь к их числу — считает, что лучше быть наёмным работником и получать меньшую сумму, зато не тратиться на амортизацию своего транспорта.

А что будет, если эти дорожные поборы введут, я вам уже сказал. Ведь если подсчитать, даже совсем грубо, в какие суммы это выльется, становится не по себе: говорят, если введут 3 с лишним рубля с километра, то соберут 40-50 миллиардов рублей в год! Думаю, на самом деле там выйдет миллиардов 200. И, по нашему мнению, пойдут они уж точно не на ремонт якобы побитых нами дорог... По подсчётам Минтранса, один большегруз приравнивают чуть ли не к 40 тысячам „легковушек“ — имеется в виду уровень вредоносности для дорожного полотна. А на самом-то деле — максимум раза в три. Конечно, это неточные цифры — скажем, дело, скорее всего, именно так и обстоит.

dalnoboy_Tula_3

Мы успокаиваться не собираемся. В настоящий момент, насколько я знаю, примерно такое же „стояние“ организовано в Химках. Они там находятся с декабря. Туда приехали ребята из Питера, Вологды, Иванова. И их тоже поддерживают. Был случай: пришла старушка лет 80-ти, принесла пакет молока, сказала: „Сынки, держитесь!“. Жёны напрягаются, когда понимают, что их мужья то время, которое могли потратить на работу, простаивают. У меня в семье, например, к этому спокойно относятся. Но знаю, что в тех же Химках — уже три развода. Понятное дело: негатив какой-то, конечно же, давно копился. И эти акции протеста стали „последней каплей“. Но и мы молчать не должны. Если сегодня получится повесить эти оплаты на нас, то через год-другой переключатся на автобусы, ну а потом — на пятитонники. В результате цены на продукты взлетят до небес: иначе просто невыгодно будет заниматься бизнесом.

Был в СССР норматив — 450 километров летом, 400 — зимой. Потом обязательный отдых. В Европе нормативы таковы: восьмичасовой рабочий день с определёнными перерывами. У нас же сейчас при всем желании не получится установить строгую норму. Если в Германии, например, стоит в путевом листе, что погрузка начинается в 12:00, то так и будет, скорее всего. Если какие-то проволочки со стороны заказчика — штраф с него. У нас нет такого — погрузить на час-другой позже у нас вообще без проблем. Зато тебя ждут на точке доставки к сроку. С первых ничего не спросишь, зато вторые спрашивают с тебя. И всегда — просто во всех ситуациях — водитель оказывается „крайним“!

Другой момент. У меня в машине заводом-изготовителем установлен тахограф — прибор для регистрации скорости, режима отдыха. А до 2018-го, насколько я знаю, всех заставят устанавливать этот прибор, причём исключительно российского производства. Даже тех, у кого он уже есть, — например, меня. А это значит: готовь ещё деньги. А где их взять? Было относительно просто раньше заработать денег — таким вот образом. Но вся эта система обвалится, если сейчас мы не найдём более мягкий вариант. С нашей стороны больше никаких дорожных „блокад“. С 20 февраля по 1 марта мы решили не выходить на работу. Просто не берём заказы и сидим „на известном месте ровно“. Посмотрим, как без нас обойдутся», — говорит он.

Новости