Российские благотворительные фонды выступили против ужесточения ограничений иностранного финансирования НКО

Благотворительное собрание «Все вместе», объединяющее 43 благотворительные организации, выразило обеспокоенность внесёнными в Госдуму поправками к закону «О некоммерческих организациях», уточняющими понятие «политической деятельности».

Оно заявило, что законопроект Минюста, уточняющий понятие «политическая деятельность», придаст политический окрас любой публичной деятельности НКО и отбросит Россию назад в мировых рейтингах благотворительности. Фонды призвали Госдуму не принимать данные поправки и вернуться к диалогу между властями и социально ориентированными НКО.

«Принятые ранее признаки „получения имущества из иностранных источников“ сами по себе чрезвычайно широки. В действующем законе не указан (ни в абсолютных, ни в относительных цифрах) размер необходимого для включения в реестр иностранного финансирования. Также необязательным является целевой характер поступлений. Более того, к финансированию из иностранных источников относится не только прямое получение средств из-за рубежа, но и поступление денег и иного имущества от иностранных граждан, а также от российских юридических лиц, получавших иностранное финансирование, а также любых иностранных граждан.

В результате даже минимальное пожертвование от случайного гражданина Казахстана или Беларуси, или же от компании, которая занимается любой международной экономической деятельностью, может считаться признаком финансирования из-за рубежа. В таких условиях получение иностранного финансирования для НКО, получающей средства или имущество от кого-либо, кроме государства, становится почти неизбежным, и к тому же неконтролируемым: проверить гражданство жертвователя, который просто переводит деньги на счёт организации, в принципе невозможно, как и источники доходов жертвователей-юридических лиц.

Таким образом этот подход вынуждает включать в реестр иностранных агентов обычные НКО, которые просто существуют и намерены существовать на добровольные пожертвования граждан и организаций. В то же время фальшивые НКО, которые созданы определёнными лицами или структурами для достижения конкретных политических целей (и, соответственно, имеют один или несколько основной источник финансирования) как раз могут избежать включения в реестр, если их настоящий владелец или создатель достаточно тщательно замаскирует перечисление им своих средств. То есть, закон в этом вопросе не достигает поставленной цели.

Для признания некоммерческой организации выполняющей функции иностранного агента необходимо также, чтобы её деятельность была признана политической. Но внесённые в Государственную Думу поправки расширяют это понятие до полного совпадения с понятием „общественная деятельность“, которой, собственно, и занимаются общественные организации – по определению. Поправки не конкретизируют и уточняют, а бесконечно размывают определение „политической деятельности“. Если они будут приняты, то к ней будут относиться любые действия, направленные на „выработку и реализацию государственной политики, на формирование государственных органов, органов местного самоуправления, на их решения и действия“. В этом свете любая попытка некоммерческой организации взаимодействовать с любыми государственными органами окажется политической – потому что такого рода взаимодействие в принципе имеет своей целью влияние на принимаемые государственными органами решения и на их действия.

Если некоммерческая организация стремится расширить зону „доступной среды“ для инвалидов в городе или хотя бы в районе – она, несомненно, влияет на решения органов местного самоуправления. Если НКО добивается изменения списка льготных лекарств, расширения поддержки доноров крови, смягчения условий ввоза в Россию импортных лекарственных препаратов, реформирования учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей, вообще любых изменений форм и направлений социальной поддержи населения, то опять же, всё это подпадает под новое определение „политической деятельности“.

Учитывая же, что в законопроекте также перечислены практически все возможные формы публичной деятельности НКО, включая организацию исследований и опросов, получается, что даже попытка просто точно выяснить и сравнить, например, содержание списков льготных лекарственных препаратов в департаментах здравоохранения различных субъектов Федерации, уже будет достаточным основанием для того, чтобы благотворительный фонд превратился в политическую организацию. Совместная работа НКО и государственных органов, улучшение качества работы последних станет невозможным.

В то время как очевидно, что принципиальный разрыв между НКО и государственной властью чреват серьёзным ухудшением социальной обстановки в стране, а также противоречит приоритетам, обозначенным в речи Президента Владимира Путина на пленарном заседании Общероссийского форума „Государство и гражданское общество: сотрудничество во имя развития“, где Президент ясно указал, что необходимо как можно плотнее налаживать взаимодействие между государственными органами и социально ориентированными НКО (вплоть до передачи НКО части функций государственной социальной защиты в регионах), а также оградить социально ориентированные НКО от подозрений в политической деятельности. В то время как внесённые поправки наоборот – придают политическую окраску любой публичной деятельности НКО.

Считаем целесообразным с одной стороны сузить определение „политической деятельности“, с другой стороны установить абсолютный или относительный порог иностранного финансирования для приобретения статуса агента, а с третьей – исключить обязанность организаций подавать заявку на включение в реестр по собственной инициативе и ответственность организаций за непредоставление сведений о себе, как об иностранных агентах, до получения уведомления регулирующего органа. Со своей стороны, при новом обсуждении поправок в закон готовы предложить конкретные формулировки», – говорится в петиции, под которой стоят подписи руководителей 35 благотворительных фондов.

Новости