Андрей Максимов: Все эти реформы ЖКХ разбиваются, словно лёд об камень

Писатель, телеведущий, колумнист «Российской газеты» Андрей Максимов проанализировал, почему до сих пор существуют проблемы с оказанием услуг в жилищно-коммунальной сфере.

«Хочется про простое. Ну, про что-нибудь совсем простое — сантехническое буквально. Возвышенное — оно важно. Безусловно. Духовное там — книжки, театры... Опять же: геополитические проблемы, курс доллара, санкции. Это все — конечно. Да! В телевизоре про это, по радио, в газетах обязательно, и даже в социальных сетях — со страстью и негодованием.

Но все это „важно-возвышенное“ легко и мгновенно растворяется в тонкой струйке воды, которая нежданно-негаданно вдруг начинает течь у тебя на кухне из-под мойки. И ты сначала думаешь, что это случайно все, откуда-то сверху накапало... Потом начинаешь надеяться, что оно все само собой рассосется, типа пересохнет. Тряпочки подкладываешь, чтобы соседей не залить, надеешься, наивный, что струя эта будет как летний дождь — покапает, да и закончится. А она — как тропический ливень: если уж началась — не кончится.

И тогда я зову своего друга — сантехника — милейшего человека. Он произносит множество сантехнических слов, самое и единственно понятное из которых „стояк“. Он говорит: „Все сделаю. Не вопрос. Только надо стояк отопления перекрыть. Воду слить. И перекрыть. Понимаешь?“

Страшные слова с трагическим оттенком. Мало того, что смысл их туманен и не ясен до конца, так они еще обозначают, что надо идти в ЖЭК, который нынче называется РЭУ при ГБУ, но это дела не меняет. А время уже позднее, и становится очевидно, что поход придется отложить до утра.

Была когда-то такая программа „Времечко“. Так вот ее руководитель Лев Юрьевич Новоженов говорил нам, что проблемы про сантехников — не тема для сюжетов. Не смешно. Не остро. Надоело всем. Потому что и так известно: с сантехниками проблема. Без них невозможно, а с ними — проблема. Такой вот парадокс. Было это двадцать лет назад.

Вам напомнить, сколько всего поменялось за это время? А парадокс остался.

И вот просыпаюсь я с утра в наивно-хорошем настроении, потому что лето наступило. И живу я, между прочим, в центре великого города великой страны. И уверен я, что такую несложную программу, как перекрытие неясного стояка, сейчас решим в момент.

Дальше рассказывать или сами догадаетесь?

Я — коротенько. В РЭУ при ГБУ мне говорят, что я должен в течение пятнадцати минут явиться (они именно такое слово произносят), взять квитанцию, заплатить 300 рублей за перекрытие в Сбербанке, потом вернуться с квитанцией, и тогда уж начальник сантехника даст приказ...

Вскакиваю. Все хорошее улетучивается, как и мысли о душе и чистке зубов с последующим завтраком. Прибегаю. Оплачиваю. Жду сантехника.

Он приходит. Милый, аккуратный и очень не любящий меня. Читает мне познавательную лекцию о том, чем отличается стояк горячей воды от стояка отопления, который следует отключать. Ключ от этого стояка находится в далеком месте, куда надо идти, причем пешком. А у него — милого, аккуратного и очень не любящего меня — ноги болят. Потому что работа у него тяжелая.

Я понимаю намек. Я протягиваю деньги. Не берет! Прямо не берет деньги, произнося при этом такие слова: „Я у вас денег не просил“, а потом вздыхает, рукой машет трагически и исчезает за дверями лифта. „Так вы отключите?“ Вопрос мой растворяется в гулкой тишине лестничной клетки.

Я начинаю нервничать. Я звоню в РЭУ при ГБУ: нет ответа, рабочий день закончился. Я начинаю размышлять: „Что я сделал не так? Чем обидел я этого хозяина стояков, властелина тонких струй?“ И еще я думаю нервно: „Ну, почему я — житель великого города великой страны — должен париться по поводу такой ерунды? И почему все эти реформы ЖКХ разбиваются о конкретного человека, словно лед об камень?“

Беда не приходит одна, в том числе и коммунальная. Тут еще и холодильник сломался. И я открываю Интернет. И вижу десятки (если не сотни) манящих слов: „Ремонт холодильника“. Нужно мне, чтобы мастер пришел не лишь бы когда, а в десять вечера. Тут отказали, и там отказали. А здесь согласились.

И в 22. 00 в домофоне услышал я звучное: „Это мастер“. „Маргарита!“ — некстати захотелось закричать мне. И был вечер. И был мастер. И стал холодильник. Я заплатил наличные по квитанции. И ощутил себя вполне счастливым.

А что стояк? Отключили, конечно. Поругали, разумеется. Я всякие слова услышал, но отключили. И мой знакомый неисправность починил.

И вот, что я понял. Конкуренция — это единственный способ добиться того, чтобы люди, которые обслуживают тебя за твои деньги, чувствовали в тебе заинтересованность и делали свое дело спокойно и качественно, а не в виде одолжения.

Потому что мастер холодильный понимает, что таких, как он, — много. А сантехник убежден, что он — один. Либо отключит чертов стояк, либо я залью соседей. Слова про то, что это, мол, ваша обязанность, вы должны, вам в конце концов платят деньги из моих налогов, чтобы вы все это делали — не работает. Работает только конкуренция. Остальное все — от лукавого.

Я помню времена, когда невозможно было попасть в ресторан или, скажем, поймать такси. Появилась конкуренция — закончились проблемы.

Много копий по поводу реформы ЖКХ сломано и выкинуто. Но мне, человеку обычному, важно, чтобы бытовые проблемы не мешали мне жить. Проблемы это, казалось бы, незначительные, ерундовые, даже писать про них неловко. Однако это те самые простые проблемы, которые отрывают у нас время и нервы. И, значит, не такие уж они и мелкие...

Пока же я знаю твердо: чтобы не происходило в нашей стране, в ней есть незаменимые люди. Это сантехники РЭУ при ГБУ», — написал он в своём материале.

Новости