После войны в Плавск ссылали фашистских дебоширов

«Московский комсомолец» вспомнил, как в Плавске в послевоенные годы жили немецкие военнопленные.

«В послевоенные сороковые годы на территории Тульской области существовали лагеря для немецких военнопленных. Вчерашние солдаты вермахта „замаливали фронтовые грехи“: восстанавливали разрушенные города и посёлки, трудились в карьерах и на шахтах, строили дороги, помогали колхозникам убирать урожай... Большинство сынов Германии и Австрии смирились со своей участью. Однако находились среди них и нарушители лагерного режима.

Непокорных пленников неизменно ждала дорога в штрафное подразделение. Располагалось оно в Плавске. О необычных судьбах тех, кто туда попадал, стало известно только в наши дни – после того, как широкой публике стали доступны документы управления лагеря военнопленных №406 МВД СССР.

В первую очередь в Плавск направляли совершивших побег. Так, 6 декабря 1947 года из Тулы подался в бега некий Карл Курт Фиц. Военнопленный, видимо, так устал строить в Советском Союзе светлое будущее, что решил рвануть домой. Первое время ему везло. Он очень быстро сумел добраться аж до Молдавии – скорее всего, доехал туда на поезде. 12 декабря прибыл в Кишинёв. Там его и схватили, после чего вернули в наши края. За свой „подвиг“ мужчина был „награждён“ тремя месяцами отсидки.

Доставляли в Плавск и лагерных скандалистов. 29 мая 1948 года происходило радостное для военнопленных событие. Часть немцев эшелоном должны были отправить на родину – для них кончилось время тяжёлого труда в России, люди надеялись поскорее попасть домой и встретиться после долгой разлуки с родными и близкими. Рассчитывал на это и руководитель оркестра военнопленных в Серпухове Курт Гросс. Однако зря музыкант потирал руки в предвкушении услышать стук колес и увидеть в окошке мелькающие станции. Курту внезапно сообщили, что как раз его в вагоне-то и не ждут: мол, придется тебе, дорогой немецкий товарищ, посидеть в лагере еще энное количество времени, твой концерт пока не окончен. Прощай, репатриация... Взбешённый военнопленный отказался руководить музыкальным кружком. И напоследок „хлопнул дверью“, уничтожив нотные подставки в клубе. В итоге дебошир отправился в трехмесячную „экскурсию“ в штрафное подразделение.

История двух других „плавчан“ также связана с музыкой. 8 августа того же 1948 года в доме отдыха „Авангард“ проходил концерт. Военнопленные волей-неволей приобщались к высокому, но ведь в семье, как известно, не без урода. Макс Гайнц Шведа и Эмиль Бар раздобыли деньги, купили где-то спиртные напитки и принялись их распивать под звуки Баха и Шопена. А потом ещё взялись нецензурно выражаться в адрес попадавшихся им на глаза советских граждан. Прекрасное владение немцами русским языком лагерное начальство не оценило. И потому пришлось хулиганам перебраться на время в Плавск.

Удивительное дело: в штрафном подразделении отбывали положенный квартальный срок и за... любовь! В ночь с 19 на 20 июня 1949 года из лагеря в Орле совершил побег через проволочное заграждение Герман Вилли Вюрфельгайнц. Молодой человек направился прямиком в один из домов по улице Черкасской. Там проживала его знакомая, с которой он встречался ещё в период оккупации города! В три часа ночи немецкий Ромео возвращался в лагерь, но по пути был задержан...

В документах лагеря военнопленных №406, которые сейчас хранятся в Государственном архиве Орловской области, каких только не встретишь историй о тех, кто противился „перековке“. Впрочем, отправка нарушителей на три месяца в Плавск считалась относительно мягким наказанием.

Примечательна в этом плане история Германа Ганса Шмидта. Он участвовал в боях против Красной армии, когда ему было всего семнадцать лет. В 45-м попал в плен. Молодой немец любыми способами уклонялся от работы в Советском Союзе. Дошел в своих „стараниях“ до того, что в январе 1947 года при колке дров умышленно нанёс себе по левой ноге два удара топором... Военный трибунал приговорил членовредителя-лентяя к пяти годам исправительно-трудовых лагерей», — говорится в материале.

Новости