Эксперт: Замалчивание проблемы в прессе её саму не решает

Директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова рассказала, в каких условиях вынуждены работать российские журналисты и как на свободу слова влияют изменения в медиазаконодательстве.

«Трудно работать в сфере защиты свободы слова и наблюдать, как она исчезает. За последние 20 лет медиазаконодательство прошло путь от прогрессивного и стремящегося к либерализации к противоположному. Насчёт того, достигли ли мы максимума, скажу устами Ежи Леца: я думал, что опустился на самое дно, как вдруг снизу постучали. Думаю, мы его не достигли, хотя многие изменения поражают абсурдными правовыми ходами, противоречащими другим нормативным актам. Очередным шагом в сторону этого дна являются последние разработки, связанные с ограничением работы интернета внутри страны. Если в итоге мы получим доступ к замкнутому числу ресурсов, получим фаервол, как в Китае, это будет серьёзным образом ограничивать возможность поиска информации и обмена ею. И сильно ударит не только по обывателям, но в первую очередь по журналистам.

По количеству дел против журналистов мы не заметили увеличения, но проблема в том, что эта статья была возвращена в УК не для того, чтобы применяться, а чтобы пугать. Чтобы ограничить любые поползновения написать что-то острое, критическое. Ограничения, которые в последнее время вводятся, не все используются. Но когда тебя обкладывают кирпичами со всех сторон, через какое-то время начинаешь чувствовать себя в замкнутом пространстве, перестаёшь видеть возможности выхода из ситуации. Некоторые делают из этого соответствующие выводы. Кто-то уходит из профессии, но большинство смиряется. Человек понимает, что у него нет других вариантов, а ему нужно зарабатывать на жизнь, содержать семью. И он принимает эти правила игры в надежде, что когда-нибудь что-то изменится. Не все люди готовы на смелые, даже отчаянные поступки. Тексты можно писать разные. Можно каждый день писать о прогнозе погоды или литературно обрабатывать пресс-релизы. И я вижу степень того, как повлияли изменения на конкретных журналистов, которых я знаю.

Журналисты тоже остро переживают кризис профессии, и ограничения каждый раз подливают масла в огонь. Например, запретили озвучивать информацию о способах самоубийства, теперь пресса во всех случаях вынуждена под угрозой наказания писать общими словами. Видимо, считается, что любое упоминание в прессе непременно воспринимается читателями как пропаганда такого явления. В результате простое замалчивание проблемы в прессе её саму не решает. При этом журналисты воспринимают это как подчас бессмысленную цензуру, чувствуют себя под микроскопом и не могут нормально выполнять свою профессиональную функцию. Журналистам всё-таки хочется реализовать себя в профессии, быть популярными, полезными, чтобы их читали. Невозможно же писать пресно, переписывать пресс-релизы и быть удовлетворённым от профессии. Не в этом миссия журналистики.

Мы наблюдаем за изменением медиасреды и тенденций с середины 90-х. В конце 90-х-начале 2000-х было много исков о защите чести и достоинства как раз от чиновников, процентов 65-70. Часто, когда пресса писала о злоупотреблениях, коррупции, чиновники подавали на журналиста в суд. Зачастую это было перекладыванием с больной головы на здоровую: вместо того, чтобы фактами нарушений, изложенных в статье, заинтересовались правоохранительные органы, проблемы возникали у самих журналистов. Но судебная практика в области диффамации развивалась в целом позитивно. Важную роль в этом сыграл Верховный суд, который в Постановлении Пленума по защите чести и достоинства чётко разграничил факт и мнение, указал на недопустимость оспаривать оценочные суждения и так далее.

Суды стали чаще отказывать чиновникам в исках. Судебная практика была довольно неплохая, было вполне реально доказать право журналиста на критику и отстоять его позицию в суде. При этом в тот же период стало расти число исков от обычных граждан и бизнеса. Такое ощущение, что люди стали более грамотны юридически. Если им что-то не нравилось в публикации, они не устраивали разборки с журналистами, как в «лихие» 90-е, а шли в суд. Сейчас мы наблюдаем откат к росту насилия над журналистами и числа исков от чиновников. И колоссально возросло число претензий от контролирующих органов: Роскомнадзора, прокуратуры, полиции. Это новая тенденция, вызванная серьёзным ужесточением медиазаконодательства.

Даже самые сильные журналистские расследования, которые в норме должны вести к отставкам и уголовным делам, заканчиваются игнорированием озвученной проблемы со стороны правоохранителей. Можно вспомнить и расследования „Новой газеты“ по коррупции при строительстве олимпийских объектов, публикации о бизнесе депутатов и чиновников, их детей, как в случае с генпрокурором Чайкой. Но отсутствие должной реакции – это демонстрация слабости не прессы и общества, а власти, которая делает вид, что озвученных проблем не существует.

Прессу в основном давят административными инструментами, непрерывным контролем со стороны государства, учредителя. Последние часто в одном лице, так как процент государственной прессы огромен. Финансовое положение региональной прессы незавидное, рынка рекламы не хватает для того, чтобы она поддерживала себя сама. Поэтому даже формально СМИ готовы идти на госконтракты, публикацию имиджевых материалов и так далее, рискуя своей независимостью, а иногда и репутацией. Так что тут, в общем-то, и давить не надо, СМИ сами часто согласны на всевозможные варианты уступок. Осталось очень небольшое количество упёртых, с принципиальной редакционной позицией.

Критичность СМИ зависит не только от того, как поставил себя руководитель региона и какие у него сложились с журналистами отношения. Конечно, многое зависит от того, есть ли в регионе сильная журналистская школа и журналистские традиции, местные медийные личности. В Воронеже, например, они есть, там постоянно происходит какая-то движуха, за которой интересно наблюдать. Видно, что журналисты сильные, пресса интересная. Иногда они жалуются, какое в Воронеже болото, кошмар, потом уезжают в командировку в соседний регион и сразу видят разницу», — цитирует Арапову белгородский портал.

Новости