«Мемориал» рассказал о депортации тульских немцев

Общество «Мемориал» в честь 75-летия депортации российских немцев рассказало о судьбе немцев, проживавших в Тульской области в начале ВОВ.

В начале Великой Отечественной войны, на основании беспочвенных обвинений в связи с германским фашизмом, более 2-х миллионов российских немцев были депортированы в Сибирь и Казахстан. В сентябре 1941 г. волна депортаций дошла и до нашей области.

21 сентября 1941 г. вышло секретное постановление Государственного Комитета Обороны №698сс «О переселении немцев из Краснодарского, Орджоникидзевского краев, Тульской области, Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинской АССР». Оно непосредственно касалось судьбы более трёх тысяч тульских немцев.

Появлению Постановления предшествовала докладная записка №2640/Б наркома внутренних дел Лаврентия Берии с обоснованием причины выселения:

«Для предотвращения антисоветской работы со стороны проживающих в ... Тульской области ... немцев, ... НКВД СССР считает целесообразным антисоветский и сомнительный элемент арестовать, остальную часть немецкого населения переселить в Казахскую ССР».

22 сентября 1941 года появился приказ №001347 НКВД СССР о начале операции по выселении немцев из Тульской области и Северного Кавказа. Ответственными назначают заместителя начальника 3-го управления НКВД СССР майора госбезопасности Илью Израилевича Илюшина (Эдельмана) и начальника областного УНКВД капитана ГБ Владимира Николаевича Суходольского. Для обеспечения операции Москва командирует в Тульскую область конвойный отряд НКВД из 50 красноармейцев.

В ходе подготовки к депортации выяснилось, что данных о численности немцев в области нет. Из донесения Илюшина и Суходольского заместителю наркома внутренних дел И. А. Серову:

«По переписи населения 1939 года, по Тульской области зарегистрировано 3208 немцев, из них по г. Тула — 719. По данным Управления НКВД в настоящее время на территории области проживало 2184 немца, исключая г. Тулу, ввиду того, что учёт немцев по г. Тула не был проверен. Также собирались данные о немцах, уволенных с оборонных предприятий в период с 1936 по 1939 год. По Туле оформляется арест одного немца по наличию на него компрометирующих материалов. ... В районах области учет немцев был также неполон, не было данных количестве членов семей".

Для выявления лиц немецкой национальности НКВД организовало «зашифрованную работу», которую провело через отделы милиции, домоуправления и спецотделы предприятий и учреждений, осведомительную сеть оперативных отделов УНКВД. В целях секретности все мероприятия проводили тайно, не ставя в известность руководство области. Только 26 сентября о плане мероприятий по депортации доложили секретарю Тульского обкома ВКП(б) Василию Гавриловичу Жаворонкову. Бюро обкома выразило полное одобрение решению Центра о депортации немцев. Из решения бюро:

«Об оказании помощи местным органам НКВД секретарями райкомов и председателями районных советов депутатов трудящихся по вопросам проведения необходимой партийно-массовой работы в населенных пунктах, выделения советско-партийного актива, создания специальных комиссий по учету и приемке движимого и недвижимого имущества переселяемых немцев и представления транспорта для доставки переселяемых к местам погрузки».

В местах компактного проживания немцев — в Туле и районах: Алексинском, Куркинском, Серебряно-Прудском и Тульском были организованы переселенческие тройки под руководством оперативников НКВД. В остальных районах, где немецкое население было небольшое, работу возложили на районный аппарат УНКВД и советско-партийный актив. 27 сентября в 2 часа ночи руководители операции связались с Москвой по ВЧ и доложили, что подготовка к выселению близка к завершению.

Таким образом, ещё до 28 сентября 1941 г. операция по депортации немцев из Тульской области была спланирована, исполнители на всех уровнях подобраны, назначены и подробно проинструктированы, проработано материальное обеспечение операции, а весь партийно-советский, административный и полицейский аппарат на местах был готов к осуществлению выселения немцев.

Для отправки переселенцев были подготовлены 8 станций погрузки: Алексин — 648 чел, Плеханово — 597, Узловая — 454, Серебряные Пруды — 643, Калуга — 70, Куликово Поле — 216, Ефремов — 41, Горбачёво — 56 (Всего 2903 чел). 29 сентября сотрудники НКВД объявили тульским немцам Постановление ГКО о переселении. Ниже приводятся выдержки из этого документа.

«Государственный Комитет Обороны Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Переселить немцев ... из Тульской области — 3208 чел.
2. Руководство переселением возложить на НКВД СССР.
3. Расселение в новых местах производить путем вселения в существующие колхозы и совхозы и расселения переселяемых на новом месте, с использованием всех пустующих строений в сельских местностях. При отсутствии жилого фонда и хозяйственных построек в местах переселения произвести строительство домов силами переселяемых. Городских жителей расселять в районных центрах и других городах кроме областных.
4. Разрешить переселяемым брать с собой личное имущество и продовольствие на путь следования до 200 килограмм на каждого члена семьи.
5. Принадлежащие переселяемым постройки, сельскохозяйствейственные орудия, скот и зернофураж сдаются комиссиям в составе представителей местных исполкомов ... и восстанавливаются на месте расселения в соответствии с ... инструкцией. Постройки колхозам и колхозникам восстанавливаются в местах расселения путем предоставления готовых домов выдается ... кредит до 2 тыс. рублей».

На сборы переселенцам отвели 2 дня. За столь короткое время депортируемым нужно было ликвидировать своё хозяйство, сдать имущество и жильё государству. На практике всё происходило со множеством грубейших нарушений Постановления ГКО и прочих подуказных актов.

Фактически люди лишались всего нажитого, получая взамен какие-то сертификаты, по которым они якобы потом что-то получат. На практике ничего получить было невозможно, поскольку денег и ресурсов государство практически не выделило. Это был сознательный обман властей, за который никто не ответил и не извинился. 2 октября переселенцев под конвоем НКВД доставили на станции и погрузили в вагоны, сформировали эшелон и отправили на восток.

По «стандартам» НКВД депортация осуществлялась на литерных эшелонах с заранее указанным местом погрузки и временем отправки. Эшелоном руководил начальник, которому подчинялись старшие по вагонам из числа проверенных граждан. Эшелон состоял в среднем из 50 людских вагонов, одного «классного» (пассажирского), вагона для конвоя и медицинского персонала, санитарного вагона-изолятора и вагона-карцера, где проводили время нарушители требований и порядка, установленных начальником эшелона, одного кухни-вагона, 5-6 крытых грузовых и 2 открытых платформ.

«Людские» вагоны представляли собой товарные вагоны, оборудованные двухъярусными нарами и печкой-буржуйкой. В одном вагоне перевозились 5-6 семей (25-30 человек). Время следования из Тулы до станций разгрузки занимало несколько недель. Перед погрузкой у людей изымались паспорта. Каждый вагон должен был «агентурно обеспечен». В пути переселенцам должны были выдавать по 500 г хлеба на человека ежедневно и два раза в сутки обеспечивать горячей пищей.

В большинстве случаев эти инструкции не выполнялись. Зачастую поступавшие под погрузку людей вагоны не имели нар и изоляторов для больных. Питание организовывалось с перебоями, часто отсутствовала горячая вода. Имелись случаи, когда вместо продуктов людям выдавались деньги, так называемые суточные, на которые очень трудно было что-то приобрести в пути. Были и такие начальники эшелонов, которые и питание не организовывали, и денег не выдавали.

Эти и подобные им нарушения серьёзно усугубляли и без того тяжёлые условия жизни переселенцев в пути следования. Люди перевозились в крытых товарных вагонах, куда их набивали по 40 и более человек вместе с их имуществом. Спали на нарах, а то и просто на полу, постелив солому. Постоянно существовала проблема с пищей и водой, особенно когда эшелоны шли по центральным и южным областям Казахстана.

В справке НКВД от 13.07.1942 г. указано о количество спецпереселенцев-немцев, выселенных за 1941 г. из Тульской области – 2702 чел. Там же сообщается о 356 немцев-москвичей, ехавших том же эшелоне. Фамилии депортированных нам до сих пор неизвестны, но есть надежда, что в архивах сохранились списки спецпереселенцев, составлявшихся тогда в нескольких экземплярах. Как же сложилась дальнейшая судьба этих людей.

Из воспоминаний депортируемых, записанных М. Щировым: «Пережившие депортацию позже вспоминали, что когда они прибыли на новое место жительства местное население их освистывало, показывало пальцем и кричало: „Фашистов привезли!“. Любопытно отношение самих немцев к факту переселения. Многие наивно верили, что после войны смогут вернуться на прежнее место жительства, что переселение – это просто временная эвакуация. Думая так, они нередко не хотели обустраивать хозяйство на новом месте. Немцы нередко выражали недовольство по поводу бытовой неустроенности на новом месте, но определяющим фактором в настроениях депортированных было дискриминационное ограничение их прав и моральное угнетение. Власти ничего не предпринимали для того, чтобы объяснить, что советские немцы не несут ответственности за действия гитлеровцев. Этот факт, в свою очередь, способствовал усилению неприязни к переселенцам части местных жителей».

В местах нового расселения немцев ждали новые испытания. В начале 1942 г. мужчин мобилизовали через военкоматы в рабочие колонны и направили в места для трудового использования в районы, как правило, весьма удалённые от мест учёта их семей и поселений. Для многих это была фактически вторая депортация, оказавшейся для некоторых не последней. В годы войны в Тульской области опять появились советские немцы. В составе рабочих колонн, под охраной НКВД сюда прибыло 20 тысяч трудармецев для работы на угольных шахтах. Наша область стала новой родиной для многих из них, но это уже другая история, говорится в материале.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двенадцать − один =