Тальков-младший: Благодаря отцу я усвоил, что нельзя врать, а добро должно быть с кулаками

Сын музыканта и поэта Игоря Талькова, Игорь Тальков-младший рассказал в интервью об отце, своём творческом пути и о человеческой судьбе.

Игорь, какие у вас сохранились воспоминания об отце — как о человеке и музыканте?

Я не разделяю такие понятия, как Тальков-музыкант и Тальков-человек. Он был профессионалом — как артист, как автор и исполнитель. Помню, что всегда был в делах. Теперь понимаю, что это абсолютно нормально для творческого человека. Отец постоянно работал, даже когда казалось, что он отдыхает, ничего не делает. Творческий человек постоянно что-то прокручивает в голове, а когда этот процесс достигает апогея, рождаются мелодия или стихотворение. Но ты не знаешь, когда это произойдет. Поэтому я не могу говорить об отце отдельно как о человеке и музыканте.

Вам с мамой тяжело было после его смерти?

Мне об этом не говорили. Только сейчас мать рассказывает, как было трудно: и с деньгами, и вообще... В тот момент я стал замечать, что все стали меня жалеть и возиться со мною: «Кровиночка ты наша!». Я вполне мог бы превратиться в избалованного мальчика с пафоском. Но отдал себя на воспитание улице. Наш район, Орехово-Борисово, довольно криминальный, поэтому пришлось проходить школу жизни через драки и прочее. Но я об этом не жалею.

Какие песни отца вам наиболее близки?

В каждой из них можно бесконечно искать и находить смысл. И просто наслаждаться. У отца всё чётко сделано, всё продуманно, мелодика шикарная, тексты великолепные. Я считаю, что ему удалось сделать идеальный продукт для слушателя — через него он передал весь свой опыт, всю свою душу.

Игорь Тальков смог бы сохранить себя как артиста в наше время?

Смог бы отец работать на корпоративах?.. (Смеётся.) Вы об этом спрашиваете? Если серьёзно, то времена единичных лидеров, которые вели за собой людей, ушли. Сегодня каждый человек является лидером собственной жизни. Практически всё зависит от каждого из нас.

Вы очень похожи внешне на отца... Какие черты характера вам передались от него?

Как и отец, я ставлю вопросы и ищу на них ответы. Наше сходство — в глубине вопросов, их масштабе. Меня с детства волнует, что тут у нас происходит на земле... С возрастом стал понимать, что мир разбит на какие-то фрагменты, части, и это неправильно. Возможно, именно поэтому большинство людей не могут реализовать ту область своей души, которую могли бы реализовать при другом устройстве мира... В настоящий момент нужно иметь большую смелость, чтобы руководствоваться голосом души. Вот отцу удавалось это делать...

Слава отца как-то сказалась на вашем детстве?

Я действительно был ещё ребенком, когда отец стал знаменитым. В 1989 году, после того как он исполнил песню «Чистые пруды», начались его гастроли по всей стране. Безобидное название программы — «Чистые пруды» — позволяло петь о том, что его волновало, о социальных проблемах, о свободе человека... В те редкие часы, что мы с ним виделись, он пытался научить меня всему. Он ждал, когда я вырасту, чтобы общаться со мной как со взрослым. Он даже наказание проводил в форме нравоучительной беседы, но однажды отлупил меня — за враньё. Благодаря отцу я усвоил две вещи: нельзя врать и добро должно быть с кулаками, поэтому с детства занимался различными единоборствами.

Но при этом, как и отец, пишете стихи?

Я не считаю себя поэтом. Просто это удобная форма изложения своих мыслей — за счёт мелодики и слов. Я стараюсь писать такие песни, чтобы не отнимать у человека зря время на прослушивание. Даже если ему не понравится моя песня, может, я зароню какое-то зерно в его душу, и оно когда-то прорастёт... Я долгое время был затворником — писал дома, для себя, освоил несколько музыкальных инструментов. А в 33 года захотелось выйти к людям, поработать для людей. Мне нужна была обратная связь, чтобы понять, на том ли я пути... И вот теперь выступаю со своей группой «Мир ИМир».

Игоря Талькова нет уже 25 лет. А его песни любимы разными поколениями. Как вы думаете, они могут стать хитами на все времена?

Смотря каким путём будет развиваться человечество. Сейчас мы находимся на перепутье — система даёт сбой, матрица глючит, и всё такое... Если каждый из нас осознает своё бедственное положение, начнёт менять себя и мир вокруг себя, если сообща выберем путь разума, то творчество отца будет жить всегда.

Верите в судьбу?

Я верю, что в жизни каждого из нас есть такие точки, в которых ты по-любому окажешься. От тебя зависит, в каком ты там будешь качестве и как будешь реагировать на события. Каждому запланировано определённое количество испытаний, успеха, несчастий и так далее. Но путь к этим точкам у каждого из нас свободный.

Прошло 25 лет со дня трагической смерти вашего отца. Убийца так и не назван... Как вы к этому относитесь?

Я всегда без энтузиазма относился к официальной версии убийства. И никогда не горел желанием узнать, кто его исполнитель. Это заблудшая душа, и нет смысла обращать на неё внимание... Несчастный человек... Другое дело, что тот спектакль, который разыгрался после смерти отца, был устроен для отвода глаз, чтобы все мы в этих трёх соснах — Малахов — Азиза — Шляфман — так и бродили и выясняли — кто же из них виноват? Бред, конечно... Азиза вот уже 25 лет играет роль козла отпущения. И я поступил с ней так же, как поступил бы отец на моём месте, — как с женщиной, которая на тот момент любила человека, участвовавшего в конфликте с отцом. Я это так понимаю. Поэтому с ней дружу, общаюсь и пою... Это больше принесёт людям пользы, чем если бы я ее хаял везде... Мне важна глобальная причина — почему отец ушёл именно тогда? Что он нам оставил? Что дальше со страной произошло? Почему он был абсолютно не жилец в том положении, в котором находился? Он понимал, что идёт новое время... И понимал, что будет помехой для формирования этого нового времени... К сожалению. Поэтому выполнил часть своего «задания» как поэта, музыканта, как «воина света». И ушёл. Отец в песне «Памяти Цоя» так написал: «Поэты уходят, выполнив задание. Их отзывают высшие миры...». Да, его спровоцировали в тот вечер, возникли эмоции, конфликта можно было бы избежать. Но слишком много мелочей и стечений обстоятельств сделали ситуацию таковой…

У вас есть вещи отца, которыми вы дорожите и никому никогда их не подарите, не продадите?

Все вещи в Музее Игоря Талькова, и я к ним доступа не имею.

Каким представляете отца в 60-летнем возрасте?

Спортивным, поджарым, веселым, успешным, богатым, счастливым...

Видите его во сне?

Да, это почти всегда один и тот же сон — мы вместе выступаем на сцене...

Как вы думаете, отец одобрил бы ваш творческий выбор?

Мать хотела, чтобы я стал актёром. У нас это такая семейная мечта. Дед, когда сидел в ГУЛАГе по политической статье, играл в местном театре, там он познакомился с бабушкой, её репрессировали в 17 лет. В лагере родился старший брат отца, дядя Володя. А сам отец родился в городе Щёкино Тульской области, в бараке. Потому что деду даже после реабилитации не разрешили вернуться в Москву. Отец поступал во МХАТ, но провалился на сочинении. Я проучился два месяца на актёрском факультете и ушёл. Понял, что не смогу посвятить этому всё своё время и жизнь. Потому что музыка — это единственное, чем я хотел бы заниматься всю жизнь. Вот это, наверное, от отца...

Источник

Новости