Бречалов: Без общественного контроля любые инициативы падут жертвой коррупции

Секретарь Общественной палаты РФ, сопредседатель Центрального штаба ОНФ рассказал о том, как активисты заставляют чиновников эффективно работать.

«(С 2005 года) Две существенные и взаимосвязанные вещи произошли. Появился стремительно развивающийся тренд гражданской активности. Это потрясающе. Есть у Чехова замечательная фраза, которая заканчивается так – мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку. Прошу прощения перед теми, кто обидится на эту фразу. Так вот, сейчас мы видим, что больше людей появляется не философствующих и ищущих ответ «доколе», «кто виноват» и «что делать», а людей, которые делают. Рост в геометрической прогрессии серьезного активного сообщества. И второе – принятие два года назад закона об общественном контроле. Он изменил очень многое. Это, ни много ни мало — новая страница в истории современной России. Потому что и общественные палаты, и Общероссийский народный фронт, и активисты, которых мы поддерживаем, стали создавать проблемы своим контролем нерадивым чиновникам. В хорошем смысле. В Йошкар-Оле на форуме ОНФ было классное исследование по стоимости ремонта квадратного метра дороги по разным регионам. У нас депутат Саша Васильев, член ОНФ, проехал более 60 тысяч километров – 130 городов посетил. Парадокс! В Твери ремонт квадратного метра дороги — 680 рублей, а в Тюмени – 11250!

Теперь каждый регион, каждый город, чиновники понимают, что было доложено президенту, иногда председателю правительства, иногда генпрокурору, иногда в Счетную палату, и с этим придется что-то делать. Без общественного контроля в России любые инициативы, самые благие, самые прорывные, будут, как и миллиарды рублей под них, закопаны, растрачены безалаберно, или падут жертвой коррупции.

Мы недавно с Максимом Топилиным (министр труда и соцзащиты РФ – прим. ред.), ему спасибо, провели «Час с министром», в течение недели пять чиновников региональных были уволены, в том числе и за провал доставки профинансированных памперсов инвалидам.

Создан побудительный мотив – раз – работать. Да, через такую кривую схему, но тем не менее. И два – теперь каждый региональный муниципальный чиновник понимает, что над ним общественный контроль есть. Рано или поздно, если я не решу в своем муниципалитете не самую сложную проблему, она выйдет на федеральный уровень, и тогда меня могут уволить. Наверное, это неправильно, наверное, высокий должен быть уровень самосознания, чтобы человек не дожидался, пока ему пинка дадут. Но у нас пока так. У нас 24 тысячи муниципальных образований, и в каждом чиновники разного уровня, и не все сознательные, мягко говоря.

«Час с министром», как и другие проекты Общественной палаты, это не что иное, как ответ на запрос граждан. Учитывая количество обращений граждан, которые приходят на мое имя и на Общественную палату в целом, а это больше 30 тысяч обращений было в 2016 году, мы понимаем, что людям важно общение прямое. Не виртуальное, не в виде тонны бумажных отписок или речей с экранов телевизоров, со страниц газет, а вот прямое общение – глаза в глаза.

Мы делим общение на несколько частей. Есть заранее подготовленные вопросы – в эту категорию мы отбираем однотипные и наиболее острые вопросы. Но у нас обязательно есть и живой чат, тысячи человек к нему подключены. На прошлой встрече с министром ЖКХ Михаилом Менем присутствовал Сергей Вадимович Степашин, он два раза в чат вошел, вытащил два вопроса и их озвучил. И читатели «КП» смогут задать свои вопросы. Следующий «Час с министром» состоится 15 ноября в 10.00. У нас будет министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, я думаю, что до конца года у нас еще будут гости.

Повестка и по стране в целом, и в каждом регионе одна и та же. На первое место выходят ЖКХ, тарифы, капремонт. Далее – здравоохранение. Село и малые города жалуются на оптимизацию, на ликвидацию ФАПов. Большие города — на очереди в поликлиниках. При этом, кстати, указывают и на положительные изменения – ремонт больниц, новое оборудование и т. д. Образование – это тема, которая у нас в топе уже несколько лет. Например, обращение было из категории, требующей повышенного внимания. В Саратовской области сгорел дом, у женщины трое детей, одна девочка, к сожалению, погибла, на улице остались после пожара. Здесь мы обращаем внимание и министра, и главы региона, потому что это ситуация, которая требует мгновенной реакции.

Впрочем, такая работа идет постоянно. Мы не сидим в ожидании министра. Ежедневно десятки эпизодов самых разных, есть просто очень драматические… Вчера мы срочно госпитализировали, перевезли из Петропавловска-Камчатского маму с ребенком. У мальчика серьезные проблемы со зрением, и Владимир Нероев, член ОП РФ, он же глава нашей замечательной клиники имени Гельмгольца, в оперативном порядке сейчас принимает решение. И так каждый день я могу перечислять, очень долго. Это занимает в моем рабочем графике практически 30% времени. Это, наверное, не очень здорово, что приходится, что называется, вручную помогать, но людей в беде нельзя бросать.

У нас (с Путиным) хорошие отношения, но их определяет президент. У нас и с Вячеславом Викторовичем Володиным хорошие отношения, и с Валентиной Ивановной Матвиенко. А наши полномочия, наша сила и наше влияние, оно прямо эквивалентно тому количеству людей, которые составляют нашу повестку и ОП РФ. Общественная палата – это сообщество активных граждан. Это не только и не столько 168 членов в соответствии с законом, это де-юре. А де-факто – это вот все те люди, которые за два года вошли в нашу орбиту. Это более 25 тысяч человек, это сообщество созидателей, сообщество активных людей. Они даже в своей риторике употребляют не «эта страна», а говорят «наша страна», «наш город», «наш двор». Это чувствует и видит президент. Поэтому отношения хорошие с президентом, и я вот жду сейчас с нетерпением послание Федеральному собранию, надеюсь, там прозвучат некоторые инициативы для некоммерческого сектора», — рассказал он в интервью «Комсомольской правде».

Новости