Тульские цыгане жили как при коммунизме

Северо-Казахстанская областная газета «Петропавловск Kz» вспомнила историю появления в Тульской области цыганских таборов.

«Кочевой табор осел рядом с Тулой в начале 1960-х годов, хотя некоторые представители этого народа жили в Туле ещё во времена Льва Толстого. В городе и сейчас показывают купеческие особнячки, в которых были рестораны с цыганскими хорами. Но даже на 300-летних Демидовских оружейных заводах, как и на других предприятиях, цыганских специалистов историки не отмечают. А Лев Николаевич хоть и любил цыганское пение и увековечил цыган в своих произведениях, но умер только 100 лет назад. Никак даты не совпадают. Разве что родня у писателя была из цыган.

Его родной брат Сергей выкупил у хозяина ресторанного хора Михаила Шишкина „в личное пользование“ его дочь Марию. Мода тогда была на цыганских певиц, чем грешил и сам Великий Лев, и его брат. Правда, образованный граф Сергей был не очень доволен подругой-цыганкой. „О чём с нею говорить? О салопах?“ – вопрошал он после десятка лет совместной жизни. В свои 40 лет Сергей влюбился в Танечку Берс, родную сестру жены брата Льва и собрался жениться на 16-летней возлюбленной. Готовились к свадьбе, уже попу взятку дали на незаконное венчание. Но тут Марии Михайловне приспичило рожать. Сергей Николаевич увидел, как она мучается, и вспомнил, что у него уже есть четверо цыганят, этот пятый, и решил воспитывать их сам.

Есть и другая версия. Отец Марии Михайловны пригрозил „гражданскому“ зятю, что пожалуется губернатору, что тот хочет жениться на сестре жены брата. А это незаконно. Танечка наглоталась таблеток, но отец-врач её вылечил, и она вышла замуж за свою первую любовь – двоюродного брата, хотя это тоже было грешно. Но если деньги есть, то можно. Мария Михайловна осталась в доме и нарожала ещё почти десяток детей, но выжили только трое. Старший сын Гриша стал гусаром, но очень непутёвым.

Старшее поколение помнило, что при Хрущёве был реанимирован закон Петра Первого о тунеядстве. Это был указ Верховного Совета страны „Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни“. Сколько тогда по указу нагнали к нам в Казахстан разных „химиков“! Даже будущий Нобелевский лауреат поэт Иосиф Бродский был сослан в деревню по этому указу. И, правда, разве это полезная для общества работа – стишки писать?! Сплошной паразитизм!

Кочующие цыгане сделали вид, что очень испугались и стали оседлыми. Первые девять цыганских семей – молдавские кэлдэрары, или „котляры“, – приехали в Тулу весной 1963 года. Им выделили землю решением администрации. Они настроили своих хибар и вблизи других крупных городов. Котлов в Туле хватало, тут и самовары умели делать. Приезжие стали заниматься чем придется. Москва рядом. Можно ездить туда поворожить. Но, будем справедливыми, в сезон женщины и сейчас работают в знаменитых тульских садах на уборке урожая. „Гадать невыгодно, — обижаются старые цыганки, — все шибко грамотными стали“.

Сегодня в Тульской области, считается, живёт самая большая в стране диаспора цыган — около трех тысяч (официально – около двух) из 229 тысяч человек в стране. Впрочем, подсчитать их нелегко. Проверка документов в цыганских поселках после бунта дала удивительные результаты. Примерно треть их обитателей живет или совсем без документов, или без регистрации. „Понаехали“ из других регионов. Зачем? А в гости к родственникам! Нелегалам приказали вернуться туда, где зарегистрированы и могут жить беспрепятственно.

Правозащитники цыган (есть и такая общественная организация) сразу стали вопить на весь мир о преследовании их по национальному признаку. Но тут в Европу хлынул поток беженцев из Азии и Африки, миру стало не до тульских цыган. Своих хватает. В Европе неполиткорректно называют цыганами всех, кто кочует из города в город, попрошайничает и живет на пособия. Больше всего среди таких кочевников румын и молдаван.

Обитатели подмосковных цыганских поселков „500 лет со времён Толстого“ жили при коммунизме: не платили ни за газ, ни за электричество, ни за воду, ни налогов на недвижимость. И привыкли. Да и какие услуги ЖКХ были в сёлах во времена Никиты Сергеевича?! Недавно три сельских района были присоединены к Туле. Цыгане Плеханова тут же озаботились безопасностью и отгородили свои дома от русской части посёлка высокими забором. Мол, ни один контролёр не пройдёт! Они приходили, но уходили ни с чем. Некоторых контролёров и даже полицейских избивали. Никто не хотел связываться с неплательщиками. К моменту бунта только в Плеханово долг за газ составлял 29 млн 289 тысяч 928 рублей. А таких крупных посёлков в черте города оказалось три.

Даже прежний губернатор, полюбовавшись на такую экзотику, сказал, что „цыгане – вопрос тонкий“ и вскоре ушёл в отставку. Пусть голова болит у преемника! А губернаторы сейчас в оружейной Туле далеко не рядовые. Ушёл полковник – пришёл генерал-лейтенант и Герой России. Кто устроил „цыганочку с выходом“ накануне его выборов, осталось неизвестным простым горожанам. Наверное, так совпало. Но действовать новый руководитель стал решительно: „Не надо там никаких копаев-шанхаев!“. И приказал городским чиновникам разобраться», — пишет издание.

Новости