Сценарист «Карточного домика»: «Анна Каренина» — мой любимый роман

Легендарный британский сценарист Эндрю Дэвис, автор сценариев к сериалам «Война и мир», «Карточный домик», «Гордость и предубеждение», обладатель пяти премий BAFTA и двух премии Emmy, поговорил с «Коммерсантом» о романах Льва Толстого и особенностях киноадаптации.

В вашем послужном списке сценариста очень много киноадаптаций известных романов. Вы так любите читать?

Да, люблю. Я читаю все эти книги в первую очередь ради удовольствия. Когда я преподавал в университете, многие из этих книг я разбирал вместе со своими студентами. Оживлять книги на экране — большое наслаждение, это как читать лекцию, только гораздо сложнее. Ты это делаешь совместно с большим количеством людей. Я читаю довольно много и современной литературы, но романы XIX века все же доставляют мне большее наслаждение. В них часто совмещаются действительно интересные запутанные сюжеты, глубокие персонажи и эти книги «не оскорбляют» твой интеллект. Я думаю, что у современных романов есть две крайности. Авторы романов, в буквальном смысле этого слова, очень часто максимально сконцентрированы на стиле, в котором написана книга, но в ней мало содержания и очень мало истории. С другой стороны, есть толстенные книги, которые ты можешь купить в любом аэропорту и в которых слишком много истории, но которые написаны так, что ты не веришь ни одному из персонажей. В то же время Диккенс, Толстой, Элиот — им удаются обе эти вещи: рассказать истории и сделать это очень психологически утончённо, в частности раскрыть персонажей.

Я знаю, что до того, как продюсеры Би-би-си предложили вам принять участие в проекте «Война и мир», вы не открывали этот роман. Что у Толстого вы читали?

Это правда, зато я читал «Анну Каренину». Наверное, это мой любимый роман, я его читал несколько раз и хотел адаптировать его для экрана, но это уже делали довольно часто. Совсем недавно сняли фильм с Кирой Найтли. Мне показалось, что это была очень хорошая адаптация, очень хороший сценарий Тома Стоппарда, моего соотечественника и драматурга. Но сама основная идея мне показалась немного неправильной. Джо (Джо Райт, режиссёр «Анны Карениной» 2012 года) сказал, что все актёры в фильме будто были на театральной сцене, но мне всегда казалось, что Толстой изначально хотел сказать что-то совершенно другое, он хотел, чтобы мы почувствовали реальность происходящего, его безыскусность. Также мне не хватило таких сцен, как скачки на лошадях — хотелось бы увидеть эту сцену в полном объёме, сделанную реалистично. Я думаю, что отношения Вронского с лошадью — это одна из самых красивых любовных историй.

Ваша шестисерийная адаптация романа Толстого «Война и мир» для Би-би-си была очень хорошо воспринята и в России. О ней в интервью упоминал даже президент Путин. С каким настроением вы приступали к этой работе? Всё-таки Толстой не самый простой писатель.

Я очень рад это слышать, гора с плеч. В Англии не так много людей читали «Войну и мир», точнее, не так много из типичной телевизионной аудитории. Но я знал, что практически все в России читали эту книгу, и я не хотел испортить её, не хотел разочаровать российского зрителя

Какие трудности вы испытывали при работе над этим текстом?

В первую очередь было трудно даже запомнить все эти имена. У каждого персонажа ведь три имени, как это у вас называется, «отчество», кажется. Но стоило только погрузиться в это, и ты начинал понимать этих персонажей и динамику их семейной жизни. Основной вопрос состоял в том, кто из них самый важный, и в этой адаптации центральными стали Наташа, Пьер, князь Андрей, и, конечно, другие персонажи, так или иначе связанные с перечисленными тремя основными. И тогда уже стало довольно легко определить, что было необходимо оставить в истории, а что можно было убрать.

Я всегда не любила Наташу Ростову и восхищалась Андреем Болконским...

Мне очень симпатична Наташа, хотя она и делает ужасную ошибку. Андрея же можно назвать женоненавистником. Он ужасно относится к своей первой жене, он слишком трепетно относится к своему отцу, слишком уважительно. Он всё равно нам симпатичен, но его отношение к женщинам... Правда, Андрей меняется. Сначала он жесток и даже беспощаден, но затем мы видим его полным сожалений к своей первой жене. Он понимает, когда умирает, что любил Наташу, и всё ещё любит, и он находит в себе силы простить её. Но я вас понимаю, Наташа, конечно же, не ролевая модель для женщин. Она скорее более привлекательна для взрослого английского писателя вроде меня, чем для современного русского тинейджера, потому что она счастлива, она романтична, импульсивна, она прекрасно танцует и поет, она осчастливит любого своим присутствием. Когда она заходит в комнату, ты сразу восклицаешь: «А, вот и Наташа здесь!» — и ты понимаешь, что будет весело.

Удивительное попадание у вас получилось с Полом Дано в роли Пьера Безухова.

Мы тоже были в восторге от него. И сам Пол удивительно похож на Пьера. Он очень серьезён, искренний, очень стеснительный. Одно удовольствие было с ним работать

Вы участвуете вообще в кастингах актёров? Смотрите, подойдёт ли этот актёр на роль, написанную вами?

Сейчас — да. В работе над фильмами я выступаю и как исполнительный продюсер в том числе, что означает, что со мной совещаются по вопросам кастинга. Это не значит, что я получаю то, что хочу, но к счастью в адаптации «Войны и мира» мы сразу единогласно определились с Полом и Наташей. Лили Джеймс была прекрасна на кастинге. Что касается Андрея Болконского, то здесь было много сложностей, потому что все мы хотели разных актеров на эту роль. Но в итоге остановились на Джеймсе Нортоне. Все остались довольны актёрским составом. Когда работаешь с более опытными актерами, ты всегда знаешь, что они справятся, но с совсем молодыми — это открытый вопрос. Девочка, которая играла Машу, Джесси Бакли, была очень хороша. На экране она была такой печальной и серьезной, а в жизни она оказалась весёлой. Ирландка, которая всегда смеётся, с этим великолепным ирландским акцентом. Она начинала свою карьеру как певица в мюзиклах, и она вот только-только попробовала себя как актриса.

В числе продюсеров телесериала был знаменитый и очень влиятельный голливудский продюсер Харви Вайнштейн, о котором ходят легенды. Как он появился в вашей жизни?

Я встречал его пару раз, но никогда раньше не работал с ним. Дело было в том, что Би-би-си не могла позволить себе такой дорогой сериал, и нам был нужен другой продюсер, который мог бы вложиться в этот проект, а Харви заинтересовался. Сначала я с опаской относился к этому из-за его репутации. Он начинает на равных, а потом берёт всё в свои руки. Но на самом деле у нас получилось очень успешное сотрудничество. Конечно, он очень помог с Полом Дано. У него есть номера телефонов всех-всех актеров, и когда тебе звонит сам Харви, ты не можешь не ответить. Сейчас я адаптирую «Отверженных» Виктора Гюго, и снова мы с Харви будем сотрудничать над этим проектом.

Новости