Суд: Груздев влиял на управление «Модным континентом» в период губернаторства

20.12.2016 00:16

Арбитражный суд Воронежской области признал влияние экс-губернатора Тульской области Владимира Груздева на управление компанией «Модный Континент» (бренды Incity и Deseo) в период, когда Груздев находился на госслужбе, следует из материалов суда.

«С учётом оценки исследованных доказательств, представленных ответчиком и полученных судом в порядке истребования доказательств по ходатайству ответчика, арбитражный суд пришёл к выводу, что в течение пяти лет, предшествовавших заключению соглашения от 27.01.2016, Груздев В. С. действительно осуществлял контроль за деятельностью ОАО «Модный Континент», — говорится в тексте судебного решения.

Ранее было известно, что Груздев продал свою долю в 2005 году и акциями «Модного континента» не владеет. При этом его семье принадлежала блокирующая доля пакета акций ОАО «Модный континент» — 50,2%. В дальнейшем они увеличили свою долю почти до 65%.

Груздев занимал должность губернатора Тульской области с 18 августа 2011 года по 2 февраля 2016 года.

Суд начал выяснять возможную причастность Груздева к управлению компанией в ходе разбирательства о заключении опциона на покупку 10% «Модного Континента» между Юнайтэд Кэпитал Партнерс Селектед Эссетс Лимитед (департамента частных инвестиций ООО «Юнайтэд Кэпитал Партнерс Эдвайзери» группы UCP Ильи Щербовича – RNS.) и зарегистрированной на Сейшелах Sisal Artis Holdings. Последняя отказалась от сделки, аргументируя это тем, что не была поставлена в известность, что Владимир Груздев фактически управляет компанией, передаёт Rambler News.

Юнайтэд Кэпитал Партнерс Селектед Эссетс Лимитед подал иск в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании $150 тыс долларов США опционной премии и $255. Sisal Artis Holdings подал встречное исковое заявление о взыскании $20 тыс неустойки.

По итогам разбирательства суд отказал обеим сторонам.

Согласно материалам дела, с 2011 года по 27.01.2016 года в состав совета директоров всегда входили члены семьи Груздева, и им же принадлежал контрольный пакет акций. Представитель UCP на суде заявил, что компания никогда не обращалась с кадровое агентство с целью подбора генерального директора. А суд не принял довод представителей «Модного Континента», что генеральный директор всегда избирался советом директоров единогласно, так как они не смогли назвать конкретное лицо, выдвигавшее кандидатуру. В качестве примера на суде упоминалось назначение на должность генерального директора Артура Контрабаева, который ранее был министром в правительстве Тульской области. Представитель UCP представил суду аудиозапись от 9 декабря 2015 года по которой суд счёл возможным установить готовность Контрабаева исполнять указания Груздева.

В пресс-службе «Модного Континента» отказались прокомментировать выводы суда о том, что Владимир Груздев осуществлял влияние на управление компанией во время пребывания на посту губернатора.

«Наши юристы изучают решение суда, сами мы никогда не отрицали, что В. Груздев осуществлял контроль за «Модным континентом» в период 2011—2016 гг, о чем уже писали СМИ. Однако предметом рассмотрения суда были не вопросы управления «Модным континентом», а исполнение договора опциона. Мы считали и считаем, что наш контрагент был прекрасно осведомлён о роли Владимира Груздева в компании, но использовал этот факт как повод для того чтобы не исполнять свои обязательства по договору", — прокомментировала представитель UCP Ирина Ланина.

Представитель семьи Груздева не комментирует вывод суда относительно возможного влияния Владимира Груздева на управление компанией. Что касается вынесенного решения он считает, что суд указал, что представитель истца располагал сведениям о недостоверности предоставленных ответчику гарантий в соглашении об опционе, при этом ответчик мог об этом догадываться до заключения соглашения, но преднамеренно не проинформировал истца о том, что часть заверений истца изначально поставлена ответчиком под сомнение и при этом в договор включается ответственность за подобное недостоверное заверение в виде неустойки.

«Судом установлено, что со стороны ответчика имело место злоупотребление своими гражданскими правами при заключении сделки с целью причинения ущерба стороне по договору в виде неустойки, взыскание которой фактически предполагалось при заключении сделки. Данные выводы свидетельствуют об искусственности данного спора, в судебном заседании представитель истца пояснил, что не может представить возражений относительно тех доказательств, на которые ссылается ответчик, что говорит о недобросовестности обеих сторон сделки», — сказал он.