Туляки оформляют опеку над бабушкой, которая в Калининграде просила милостыню от голода

Рваные газеты, пакеты, доски, тряпки, нагромождение вещей, тараканы — так выглядит квартира одинокой пенсионерки Ирины Ивановны (имя изменено), в которой до недавнего времени жила сама 87-летняя хозяйка и девять её кошек.

Когда женщину доставили в психиатрическую больницу, питомцы остались одни. Журналисты Клопс.Ru побывали в квартире и выяснили, как в последние годы жили сама хозяйка и её соседи.

Страшно оставлять животных

Первой клич о помощи в соцсетях кинула Ольга Семеренко — старшая по дому, в котором жила бабушка. Волонтёры выехали на место и застали пугающую картину.

«Жуткий запах мочи буквально сшибал с ног ещё в коридоре. Когда мы открыли дверь в комнату (это малосемейное общежитие), коты высыпали нас встречать, — говорит зоозащитница Елена Сумская. — В комнате страшная антисанитария, испражнения, полчища тараканов. Тут и животных-то страшно оставлять — не знаю, как здесь жил человек. В ближайшее время в квартиру должны прийти сотрудники управляющей компании — травить тараканов, а мы срочно пытаемся пристроить животных».

Содержать не могла

Квартира Ирины Ивановны расположена в малосемейном общежитии на ул. Горького. Малюсенькую прихожую, ванную и туалет она делила с семьёй пенсионера Даниила Фёдоровича. Он рассказал, что ветеран труда Ирина Ивановна последние годы жила в грязи, подбирала и приносила домой животных — только вот нормально содержать их была не в состоянии. Коты ходили в туалет прямо на пол в квартире — от мочи доски размокли и вздулись, из-за чего в квартире периодически заклинивало дверь. Женщина не убиралась, не стирала и не готовила. На все предложения помочь ей отвечала отказом, почти ни с кем не общалась, в квартиру никого не впускала. Её соседи неоднократно обращались в различные инстанции по поводу её состояния, но никто не реагировал.

Таракан заполз в ухо

«Мы вместе получали квартиры от швейной фабрики в 1992 году, приватизировали жильё, — рассказал редакции Даниил Фёдорович. — Соседка жила одна, я — с женой и дочерью. Несколько лет назад моя супруга умерла. С Ириной Ивановной мы почти не общались. У неё тяжёлый характер: ни к кому не прислушивалась, жила как хотела. Хотите заглянуть в её комнату?»

Даниил Фёдорович открывает дверь — оттуда бьёт резкий, невыносимый, тошнотворный запах аммиака. Зайти в комнату просто невозможно: кажется, там вообще нет воздуха.

«Вот так и жили: принюхались, привыкли, — вздыхает мужчина. — С тараканами пытались бороться — бессмысленно. По ночам их, кажется, тысячи. Представляете, ложишься спать, а по тебе насекомые бегают. Однажды мне таракан в ухо заполз, пришлось в травмпункт ехать вытаскивать. Да тут и вши, и блохи есть. А хлам у неё до потолка был — она между ним буквально протискивалась, чтобы выйти».

Старшая по дому Ольга Семеренко говорит, что жалела бабушку и не раз пыталась помочь ей: кормила, приносила животным воду, предлагала даже за свой счёт стерилизовать их — но всякий раз получала отказ.

«Однажды пришла, поставила им воду на пол в обрезанных пластиковых бутылках, — рассказывает Ольга. — А на следующий день ахнула: плошки с водой кишели насекомыми».

Привозили и кидали у порога

Последние три года Ирина Ивановна стала чувствовать себя хуже, говорят соседи. Терпеть зловоние и антисанитарию было невозможно. Соседи обратились в Роспотребнадзор.

«Пришли женщины, составили акт, — рассказала дочь пенсионера. — Потом они сказали, что куда-то передали информацию. На этом всё закончилось. Несколько раз вызывали полицию, они приходили, но разводили руками — мол, это частная собственность, мы не вправе туда заходить. Трижды Ирина Ивановна терялась. Ночью её привозили полицейские, бросали в предбаннике и уезжали. На наши просьбы помочь отвечали, что это не в их компетенции. Мы обращались в управляющую компанию — там тоже открещивались от проблемы. В прошлом году у неё заклинило дверь, она три дня не могла выйти из квартиры. Мы вызвали полицию, они приехали, вышибли дверь. Вызывали скорую. Её пытались осмотреть, предлагали соцработника — она отказалась».

Просила милостыню и падала в обморок

По словам Ирины и Даниила Фёдоровича, несколько месяцев назад соседка стала просить милостыню, выходила на улицу в одной майке, пальто, застёгнутом на одну пуговицу, ботинках на босу ногу.

«Она не мылась, запах от неё был страшный, но жалко было человека. Мы понимали, что пенсия у неё неплохая, а она, видимо, не знала, как снять деньги или сберкнижку потеряла. Просила милостыню, иногда на улице падала в обмороки. Мы вместе с соседями и жителями микрорайона давали ей денег и собирали подписи, чтобы устроить её в больницу…»

В декабре соседи написали заявление в МФЦ, где рассказали о ситуации. Через два дня после этого Ирину Ивановну наконец-то забрали в больницу.

«Пришли две женщины из соцзащиты и ахнули: она голая, только в носках, пальто и шапке. Говорят: „Чего же вы так поздно обратились?“. А мы уже куда только не обращались. Никому она не нужна была», — сетует пенсионер.

Нужна дезинфекция

Сейчас соседи пытаются решить вопрос о том, как дезинфицировать и убрать квартиру, вынести хлам, собрать документы бабушки, медали и другие вещи, которые могут представлять какую-то ценность. Однако в управляющей компании отметили, что вопрос этот сложный.

«Квартира в собственности, и, какой бы там хлам ни был, мы впоследствии можем иметь бледный вид, — сообщил представитель УК Ленинградского района. — Вдруг появятся родные и скажут, что у неё там золото было или деньги. Нужно этот вопрос продумывать. Участкового приглашать, связываться с органами опеки, составлять соответствующий акт».

«Близких родственников у бабушки нет, — говорит Ольга. — Через интернет я нашла её дальних родственников в Тульской области. Племянница сказала, что сейчас собирает документы, подтверждающие их родство, и пообещала приехать после Нового года. В мэрии обещают помочь родственникам оформить над женщиной опеку...»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

1 × 4 =