Политолог: У Дюмина может что-то сложиться, но не факт

Политолог Дмитрий Нечаев в интервью «Орловскому вестнику» проанализировал развитие регионов на фоне отказа федерального центра от более справедливого перераспределения налоговых поступлений в пользу регионов.

Говоря о работе недавно назначенных губернаторов, он отмечает неплохой потенциал у главы Тульской области Алексея Дюмина.

Дмитрий Николаевич, поскольку это интервью посвящено основным политико-экономическим тенденциям прошлого года, хочу спросить вас о следующем: в середине 2016-го, впервые за последнее десятилетие, в Совете Федерации вдруг стала обсуждаться возможность смены концепции межбюджетных отношений. Речь шла о финансовом перераспределении налогов в пользу регионов. Но вдруг тема эта будто испарилась из властной повестки дня. С чем это связано? Какие перспективы у данного вопроса в будущем?

То, что в последний год глава Совета Федерации Валентина Матвиенко поднимает проблему некоей справедливости в межбюджетных отношениях, еще ничего не значит. Данная проблематика, думаю, пока не попадает в политическую повестку дня РФ, хотя этот аспект представляется одним из самых злободневных. К сожалению, его некому серьезно и основательно продвигать. В современной России имеются другие, более приоритетные проблемы, требующие незамедлительного решения, а значит, время для перераспределения налоговых поступлений и справедливых межбюджетных отношений еще не пришло.

Но почему регионы не стремятся актуализировать диалог с федеральным центром по данному вопросу?

Более десятка субъектов РФ, являющихся донорами федерального бюджета (если быть точными, их 11), договариваются по этой теме кулуарно, имея при этом свою выгоду. Ну зачем, к примеру, Московской и Липецкой областям в ЦФО как регионам-лидерам педалировать эту острую политико-экономическую проблему? Незачем. Та же Липецкая область на протяжении десяти лет как минимум получает свои преференции через особую экономическую зону «Липецк». Другие субъекты РФ не трогают эту тему, чтобы не быть обвиненными в сепаратизме. Регионам-реципиентам, например, сплошь дотационным северокавказским республикам, также не с руки бороться за мифическую «справедливость» (могут дать меньше). Им и так хорошо. Чечня с 2007-го по 2013 год с превеликой радостью получила из федерального бюджета более 500 миллиардов рублей. Заслуженно или нет, вопрос риторический.

Конечно, теоретически решать проблему справедливости в межбюджетных отношениях необходимо. Регионы, увеличивающие налогооблагаемую базу и дающие все больше и больше поступлений в федеральный бюджет, должны поощряться. Но выстроить более справедливую систему в этом плане чрезвычайно трудно (экономический блок правительства РФ к этому явно не готов).

И еще одна знаковая тенденция 2016-го. Он прошел под эгидой выборов, как госдумовских, так и региональных. Как известно, «Единая Россия» не имела на них конкурентов. Но вот чем ей это в итоге грозит? Ведь она отныне фактически несет полную ответственность не только за успехи, но и за вполне прогнозируемые провалы.

Победа «Единой России» на этих выборах закономерна. Высокий партийный результат имеет несколько причин. И, безусловно, главная среди них – поддержка Владимира Путина.

Впрочем, недооценивать реальную работу партийных структур я бы тоже не стал. «ЕР» меняется, проходя ряд стадий превращения из сборной солянки чиновников, бизнесменов и карьеристов в нормальную политическую партию, имеющую программу, идеологию и функционирующий аппарат. Кстати, буквально на днях в «ЕР» отменили идеологическую всеядность, упразднив три партийных клуба (либеральный, социалистический и консервативный).

Полагаю, во-первых, «ЕР» поддержали на выборах во многом потому, что эта партия опирается на традиционные консервативные ценности, что разделяется основными социальными группами. А, во-вторых, наш российский избиратель в большинстве своем (в отличие от стран Запада) сейчас четко не корреспондирует свою поддержку победившей партии на выборах с действиями правительства. Поэтому у «ЕР» имеется серьезный запас прочности.

А что касается провалов, то их не так уж и много. Это первое. Второе, в сравнении с экономическим и политическим кризисами 1990-х (шоковая терапия, расстрел Белого дома 1993 года, дефолт 1998-го и др.), это видится избирателям мелкими гадостями правительства Дмитрия Медведева. Кроме того, информационная машина государства достаточно четко и аргументированно передает месседж населению: нынешние трудности – это козни коллективного Запада, который всегда ненавидел Россию как особую нацию-цивилизацию.

Орловскому губернатору может грозить отставка в обозримой перспективе?

Вадима Потомского, может, и сняли бы. Но на него работают два обстоятельства. Первое – он еще не так много просчетов совершил, и второе – на родине Зюганова как-то несподручно менять губернатора-коммуниста без одобрения руководства КПРФ. Да и заменить его пока особенно некем. В Ярославской области, например, поставили молодого милиционера-генерала, первые шаги которого (принятие бездефицитного бюджета) скорее настораживают, чем радуют. Может, что-то сложится у Рудени (Тверская область) или у Дюмина (Тульская область). И то не факт. А Евгений Савченко (Белгородская область) и Алексей Гордеев (Воронежская область) – это, скорее, исключения для регионов.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × 3 =