Радзиховский: Поскольку власть у нас несменяемая, остаётся менять обои

Журналист Леонид Радзиховский высказался относительно перспектив тульского губернатора Алексея Дюмина на президентских выборах.

«Насколько я знаю, один из кандидатов в преемники 24-го года или не 24-го, а 30-го, в общем, когда Путин захочет уходить как-то его… Дюкин, что ли?..

Дюмин, губернатор Тульской области. Он возвысился относительно, судя по всему недавно…

Говорят, что стал [другом Путина]. Народ говорит, что стал. Я склонен доверять этим инсайдерам, которые свой инсайд выливают на все мыслимые и немыслимые сайты, вот ходят и расшвыривают свой инсайд. Вот говорят, стал другом.

Что будет в 24-м году, сказать никто не может. Я думаю, что и сам Путин сказать не может. Я думаю, что он сам ещё этот вопрос до конца не проработал. В 23-м году проработает. Может, и Дюкин, может, и Тюкин. Я, честно говоря, никакой разницы не вижу.

Голосование в марте, ну, значит — в апреле, в мае, когда полагается формировать новое правительство, я думаю, что будет новый премьер, будет значительная часть новых министров. Ну, просто потому, что нельзя же уж совсем ничего не менять. Что-то менять надо.

Дело не в том, что плох или хорошо Медведев или Дюмин, или Дюкин, или еще кто-то. Дело совершенно не в этом. Дело в том, что в голове у каждого человека – у вас, у меня и у 150 миллионов жителей России – есть такое дело, как нейрон новизны, тот нейрон, который требует получения новых раздражителей. Они могут быть лучше, они могут быть хуже, но это базовая потребность человека – новые события, новые впечатления, новые раздражители.

Вот лента новостей, она должна быть. Она, естественно, не обязательно должна быть политической. Главные новости, которые людей волнуют, это другие: кто оскорбил чьи чувства, кто просыпал какой порошок, кто с кем спит, кто с кем перестал спать и так далее. Это должны быть новые новости.

И, тем не менее, хотя политический нейрон далеко не главный, но, политический нейрон тоже надо чем-то раздражать. Для этого, собственно говоря, в значительной степени и придумана такая штуковина как выборы и сменяемость власти. Поскольку власть у нас несменяемая, то остается менять обои, в частности, вот премьера.

Кроме того, я думаю, что вы напрасно считаете, что народ забыл о существовании Медведева. Есть опросы. Популярность Медведева все-таки очень низкая. То есть как низкая – там чего-то 20% или 15%. Для нормальное европейской страны это обычная популярность. Но для России, где у Путина – 98%, у Шойгу – 95% и так далее — я немножко утрирую, но примерно так – это очень низкая популярность. Поэтому отстающих меняют… В общем, я думаю, что с большой вероятностью, скажем 2 к 1 Медведева поменяют.

Любой человек будет восприниматься как представитель одного единственного клана, клана „Путин В.В.“. Вот кого назначат, тот и будет собирать, убирать, под стол загонять, на стол сажать. Куда они денутся? Придут к Путину и скажут: „Владимир Владимирович, вы не правы. Неправильного вы нашли кандидата. У нас есть более правильный кандидат“? Моего воображения не хватает, чтобы представить такую сцену», — рассказал он в эфире радио «Эхо Москвы».

Новости